М.Холл, Б.Боденхамер. НЛП. Гл.10. Определение профессиональных качеств.

(25-02-2013 19:35) 

Глава 10

Инженерное конструирование при определении профессиональных качеств

"Переход от того, что мы собой представляем, к тому, как мы функционируем, создает возможность для более гибкого осмысления человеческой природы".

Майкл Холл

«Все больше американских штатов вводят запрет на исполь­зование карандаша и бумаги при найме и аттестации служащих; Моя жена работает в отделе кадров компании Aetna Life and Casualty, Уже много лет в ее компании не разрешается использовать подоб­ные инструменты во время интервью с потенциальными работ» никами. Как же быть менеджеру или начальнику отдела кадров? В подобных условиях умение использовать метапрограммы ста­новится еще более ценным. Человек, компетентный в данной об­ласти, может за 10-15 минут инициировать первичные метапро­граммы, которые обусловливают функционирование человека» (Боб Боденхамер).

Роббинс уверяет, что «подбор нужного человека на определен­ную должность остается одной из серьезнейших проблем в аме­риканском бизнесе» (Robbins, 1986, р. 229). Теперь мы можем спра­виться с этой проблемой посредством метапрограмм. Если мы в состоянии оценить, как претендент на рабочее место обрабатыва­ет информацию, значит, мы способны получить концептуальную характеристику его функционирования (ментального, эмоциональ­ного, поведенческого и т. д.). Подобная характеристика позволит нам с большей глубиной и точностью определить оптимальные навыки данного человека и то, какой должности он более всего соответствует.

Определение профессиональных качеств без карандаша и бумаги

Поскольку метапрограммы функционируют в качестве «про­граммного обеспечения», стоящего за повседневными операция­ми нашего мозга, они определяют, на какие параметры информа­ции мы обращаем внимание и какие игнорируем. Кроме того, по­скольку они действуют на уровне, находящемся над уровнем содержания, то имеют мало общего с содержанием и много обще­го с процессом или структурой. Они также формируют наше ощу­щение качества человеческого опыта, поскольку состоят из тех самых паттернов, которые определяют интересы человека и то, как он их реализует. Эти операционные системы (осуществляя фор­матирование, которое происходит на метауровне) придают опы­ту ощущение непрерывности, так как они являются одними из базовых строительных кирпичиков «личности».

Будучи категориями, которые описывают внутренние паттер­ны (и их формирование), метапрограммы меняются со временем и от контекста к контексту. Мы используем те или иные паттерны метаобработки в соответствии с нашим эмоциональным состоя­нием в тот или иной момент времени. Таким образом, метапро­граммы часто действуют в зависимости от нашего состояния. Наше эмоциональное состояние и интенсивность стресса, испытываемого в данный момент, будут вносить различия даже в то, каким обра­зом мы используем одну и ту же метапрограмму. Общая картина гештальта мышления будет совершенно размой (в эмоциональном и поведенческом отношении) в зависимости от того, находимся мы в нересурсном или в ресурсном состоянии.

Теперь, когда мы получили и/или углубили свои представле­ния о самих программах (часть II), наш следующий шаг предпо^ лагает развитие навыков эффективной работы с ними и исполь­зование их для понимания себя и других людей. Мы воспроизве­ли табл. 1.1 (из главы 1) в Приложении V, с тем чтобы вы могли использовать эту форму для усвоения данной модели. В сущно­сти, вы можете применять ее в качестве сортирующей решетки, подсказывающей, какую операционную систему данный человек будет использовать в том или ином контексте.

Познакомившись с программами в части II, вы можете прове­сти быстрый «самоанализ» своих предпочтений по каждой мета­программе. В табл. 10.2 мы свели воедино и повторили эту форму, создав общую модель. Мы также включили аналогичную таблицу

в Приложение VI, предполагая, что вы захотите скопировать и использовать ее при работе с этой моделью. Не стесняйтесь копи­ровать и воспроизводить ее в соответствии с собственными по­требностями.

Применяя эти таблицы и сортирующие решетки к себе, а затем к тем, кого вы хорошо знаете, вы в конце концов начнете использо­вать описанные метапрограммы в качестве составной части своего мышления — тогда вам вообще не понадобится к ним обращаться. Вы начнете распознавать все эти метауровневые сортирующие пат­терны в процессе общения, когда будете разговаривать с людьми. Овладев ими на таком уровне, вы станете специалистом-практи­ком в области метапрограмм. Наши поздравления!

Прогнозирование человеческой предсказуемости (с определенными ограничениями)

В качестве метакарты, описывающей людей и «человеческую природу», метапрограммы могут помочь нам добиться большей точности в прогнозировании реакций людей. Мы будем хорошо понимать людей и «читать» их реакции, благодаря чему станем реже сталкиваться с неприятными сюрпризами. Если вы будет придерживаться следующего ниже алгоритма, основанного на метапрограммах и моделях этой книги, вы сможете развить свои навыки прогнозирования реакций.

  1. Идентифицируйте все ведущие метапрограммы человека. После того как вы определите ведущие метапрограммы, иденти­фицируйте все остальные метапрограммы, которые играют значимую роль в функционировании данного человека, хотя вы можете и не называть их «ведущими».
  2. Уточните контексты ведущих и прочих метапрограмм. Наша жизнь всегда и неизбежно протекает внутри какого-то контекста, и эти контексты часто определяют, к каким метапрограммам мы получаем доступ и какие используем. Зачастую выявление мета­программ, которые тот или иной человек использует в данном контексте, позволяет увидеть как его достоинства, так и недостат­ки (это относится и к нам самим).
  3. Составьте иерархию ценностей человека. Таким образом вы сможете более глубоко понять модель мира, исходя из которой функционирует данный человек. Что он ценит? Что считает важным и значимым?
  4. Подытожьте свой анализ, используя лингвистическую схе­му: «Ямогу ожидать, что X...» Затем идентифицируйте те спосо­бы и стили реагирования, функционирования, «бытия» и т. д., ко­торые обычно характеризуют данного человека (табл. 10.1).

Оценка пригодности человека для работы/выполнения задания

Рассмотрите контекст работы или выполнения какого-то за­дания. Какие метапрограммы вам (или другому человеку) необ­ходимы для того, чтобы завершить задание или выполнить его на высоком профессиональном уровне? В качестве практического руководства, которое поможет вам определить, кого нанять, кому поручить конкретное задание, кем руководить и т. д., мы состави­ли следующую.схему, основанную на метапрограммах.

  1. Сначала идентифицируйте контекст. Какие факторы играют важную роль в контексте, который вы рассматриваете? Опиши­те как можно подробнее контекст, внутри которого человек будет работать. 
  2. Идентифицируйте условия успеха. Какие качества вы счи­таете принципиально важными для успешного выполнения этого задания или работы? Какие способы мышления, проявления чувств, коммуникации, поведения и т. д. составляют одно из «абсолютных» условий или качеств ситуации? Какие играют важную вспо­могательную роль, хотя и не являются принципиально необходимыми?
  3. Проведите сверку с метапрограммами человека. Выделите преж­де всего ведущие метапрограммы человека, с тем чтобы определить степень «соответствия». Какие метапрограммы будут ухудшать со­ответствие?

Описание работы — инженерное конструирование

Предположим, что вы руководите фирмой, в которой продав­цам приходится общаться с покупателями либо лично, либо по телефону. Учитывая это, вам, вероятно, потребуется человек, ко­торый прежде всего может учитывать ограничения времени (№ 47 и № 48 — «сквозь время» и последовательный доступ), а кроме: того, обладает способностью работать в составе команды (№ 30),; присоединяется к тому, что говорит человек, устанавливая рап­порт (№ 2) и создавая позитивную и оптимистическую рабочую! атмосферу (№ 7,34), который привык доверять людям (№ 28) и может использовать диссоциацию в этом контексте (№ 15).

Или предположим, что вы возглавляете фирму и вам нужен бухгалтер. Тогда вам, вероятно, потребуется человек, ориентиро­ванный на детали (№ 1), который сортирует отличия (№ 2), использует в этом контексте внешнюю ориентацию, или отнесе­ние к другим (№ 14), диссоциирован в этом контексте (№ 15), имеет склонность к процедурам (№ 21), предпочитает информацию (№ 24), возможно, недоверчив в этом контексте (№ 28) и облада­ет сильным суперэго (№ 50).

В данном случае инженерное конструирование предполагает; прежде всего понимание того, работника с какими чертами, каче­ствами и навыками вам желательно или необходимо иметь. Во-вторых, оно предполагает подбор людей, которые наделены от природы соответствующими метапрограммами. Кроме того, кон­кретизация метапрограмм, позволяющих успешно выполнить дан­ную задачу, придает дополнительную точность вашему языку, когда вы составляете описание работы или пишете рекламное объявле­ние.

Профессиональные качества и использование рычага

После того как мы определили метапрограммы человека, нам необходимо научиться использовать эту информацию с целью установления более эффективной коммуникации и взаимоотно­шений. Для этого требуется такой навык стратегического мыш­ления, как умение искать и находить рычажные опоры. Мы вы­полняли эту операцию в предшествующих упражнениях, когда пытались выявить естественные опорные точки в функционировании человека. Таким образом мы определяли, как человек сфор­мировал собственные опорные точки и включил их в свою лич­ность.

Какой стильмышления, эмоций, выбора, поведения, кон-цептуализацииявляетсярычагом, обусловливающим ха­рактерный способ функционирования этого человека в окружающеммире?

Обусловливается ли бытие данного человека в мире преиму­щественно «деталями» (№ 1)? Можете ли вы быть уверены, что отнесение к другим (№ 14) оказывает наиболее глубокое влияние на его мысли и чувства? Если вы идентифицировали ведущие метапрограммы человека, в вашем распоряжении, как правило, оказывается эффективная рычажная опора.

Теперь мы можем сделать следующий шаг в стратегическом мышлении. «Какая метапрограмма в первую очередь обусловли­вает данное поведение, реакцию или переживание, так что, если бы мы изменили ее, это вызвало бы изменения во всем остальном?» Или: «Изменение какой метапрограммы оказало бы наиболее глу­бокое воздействие на этого человека?» Йегер описывает такой способ мышления как определение адаптивности человека.  

Чтобы внести коррективы в события повседневнойжизни, специалисту необходимо определить изменяемость или адаптивность человека с точки зрения вызывающих изменения средств, которые имеются в его распоряже­нии (Yeager, 1985, р. 108).

И что дальше? Предложите человеку опробовать другой по­люс континуума выявленной метапрограммы. Терапевт или близ­кий и заслуживающий доверия друг могут сделать это прямо и открыто. После подстройки под ведущую метапрограмму терапевт может использовать фрейм «как будто», попросив человека мыс­ленно представить в деталях, как выглядела бы, звучала и ощу­щалась его жизнь, если бы он использовал другой полюс метапро­граммы. Выполнение данного задания в состоянии транса еще боль­ше усилит и углубит процесс.

Если мы хотим выполнить эту операцию в ходе беседы или не­заметно, то можем рассказать какую-то историю, описать драма­тический эпизод из кинофильма или упомянуть о противополож­ной метапрограмме, используя пример из собственной жизни.

Если необходимо пойти на конфронтацию

Как всем нам известно, люди сильно отличаются друг от дру­га по своему умению воспринимать неприятную информацию. Однако в повседневных контекстах работы, взаимоотношений, отдыха, семейной жизни и т. д. неизбежно возникают ситуации, когда нам необходимо сообщить людям нечто, что им может не понравиться или не показаться «позитивным» и оправданным. Сообщение подобных неприятных вещей обычно подпадает под такое определение, как конфронтация, порицание, выговор, «раз­говор начистоту» и т. д. Причем очень сильное негативное воз­действие оказывает даже мысль о встрече или коммуникации с кем-то «лицом к лицу» (буквальное значение понятия «конф­ронтация»). У большинства людей сама идея о сообщении чего-то неприятного связана с рядом очень интенсивных и неприят­ных мыслей и эмоций.

Предположим, что какой-то служащий регулярно сдает нека­чественную работу. Предположим, что работник не выполняет свою часть задания, которое дается его бригаде. Допустим, ваш супруг, знакомый или ребенок постоянно не справляется с какой-то обя­занностью. Как нам определить наилучший способ преподнесе­ния этой информации, так чтобы человек мог ее услышать? Как нам сконструировать коммуникацию таким образом, чтобы она соответствовала метапрограммам человека?

В любом случае нам необходимо подстроиться под метапро­граммы человека, с тем чтобы он мог обработать и понять содер­жание того, о чем мы говорим. Однако перед тем как мы подстро­имся под его операционную систему и паттерны мышления, нам необходимо удостовериться, что он способен услышать информа­цию, не относя все на свой счет. Особую важность в этом плане приобретают метапрограммы № 41-45 и № 49.

1. Проверка самооценки. Действует ли человек исходя из услов­ной или безусловной самооценки? Если из безусловной, у вас не будет трудностей с продвижением вперед и обсуждением опреде­ленного поведения или проблемы. Вероятно, человек не будет от­носить все на свой счет и не станет акцентировать внимание на внутреннем «я». Говорите прямо, в доброжелательной и мягкой манере, о проблемной области.

Если человек действует исходя из условной самооценки, опре­делите, с каким условием он связывает свою индивидуальность и свои успехи. Имеет ли оно .отношение к области, к которой выхотите обратиться? Если нет, начинайте свою коммуникацию, дав человеку ясно понять: то, что вы собираетесь сказать, не имеет ничего общего с ним как с личностью, а связано лишь с опреде­ленным поведением, которое вы хотели бы увидеть улучшенным или измененным.

Если предмет, который вы хотите затронуть вместе с челове­ком, включает в себя одно из тех самых условий, которые он использует для самооценки, тогда вы должны продолжать с боль­шой осторожностью. В этом случае вам понадобится многократ­но подтвердить личную состоятельность человека. Почему? По­тому что если человек использует эту область для обоснования и подтверждения своей личной состоятельности, тогда обсуждение ее означает обсуждение самого человека. А подобные действия, скорее всего, приведут его в состояние нападения/бегства (№ 13).

Вы хотите избежать контакта с пассивным или агрессивным человеком? Тогда не давайте людям ни малейшего основания для того, чтобы они направили в свой мозг сигнал «опасность» или «угроза». Дайте их «я» оценку, которую сами они не могут дать. Используйте многократные подтверждения и обоснования. Затем проведите вместе с ними проверку и посмотрите, готовы ли они разделить вашу озабоченность. «Я хотел бы поговорить с вами кое о чем и поделиться своими мыслями. Само собой, я могу ошибаться. Я высказываю свое мнение в надежде, что это пойдет вам на пользу. Могли бы мы поговорить об этом?»

Если вы будете мыслить стратегически, понимая, как вы отно­ситесь к этому человеку и как он относится к вам, то сможете по­лучить доступ к ресурсам, которые понадобятся вам для измене­ния ситуации, с тем чтобы человек мог слушать вас, ощущая при этом безопасность и уверенность. Избегайте мысли, что если вам есть что сказать, человеку должно хватить мужества это услышать. Весьма непродуктивное допущение!

Старайтесь помочь человеку прийти в ресурсное межличност­ное состояние, которое позволит ему почувствовать, что он нахо­дится в безопасности, что его уважают, что на него не нападают, что его не оскорбляют и не унижают и т. д. Иначе вы, вероятно, столкнетесь с нежелательной реакцией. Если это все-таки произой­дет, вам придется решать уже две проблемы!

2. Использование диссоциации. Поскольку вы знаете, что боль­шинство людей не способны правильно воспринимать любую форму неприятной информации, расценивая ее как «критику», «оскорбление», «придирки», «жалобы», «унижение», «конфронтацию» и т. д., тогда, перед тем как вступить в контакт с человеком, постройте свое сообщение так, чтобы помочь ему закодировать и воспроизвести диссоциирование) то, что вы собираетесь сказать. Используйте глаголы в прошедшем времени. Покажите же­стом, что человек хранит образы и звуки прошлого где-то в стороне от себя. Или, еще лучше, покажите жестом, куда человек помеща­ет диссоциированные образы и звуки. Избегайте употреблять слово «вы». «Вы» способствует отнесению на свой счет и обычно воспри­нимается большинством людей как акт нападения. Также избегайте преувеличений в любой форме: «Вы постоянно все путаете...», «Вы никогда не являетесь вовремя...»   

Используйте безличные формы. Вы можете начать с личности человека, а затем перейти к более отвлеченным образам: «Когда я думаю о вас, Карл, как о работнике... то обычно мысленно прокру­чиваю видеозапись на своем внутреннем экране и вижу этого ра­ботника (покажите жестом на воображаемый экран)... и иногда у него все складывается хорошо... и, конечно, будучи начальни­ком, я задаюсь вопросом, как я могу помочь ему добиться боль­шей эффективности...»

3. Доступ к ценностям человека с целью оказания помоищ. Иногда вы можете услышать, как люди говорят, что человек «должен за­работать себе право на то, чтобы критиковать нас». Большинство из нас, если мы твердо знаем, что данный конкретный человек дей­ствительно нас любит, беспокоится о нас и помнит о наших инте­ресах, могут прислушаться к таким критическим замечаниям с его стороны, какие мы не примем от кого-то другого. Поэтому очень важно присоединяться к позитивным намерениям и ценностям че­ловека, которого мы хотим в чем-то упрекнуть. Чтобы сделать это, нам необходимо стратегически оценить, какую позитивную цен­ность наш упрек может иметь для данного человека. Каким обра­зом мое замечание или неприятная информация могут послужить той или иной его позитивной ценности? И наоборот: что поддер­жит его движение от ценности, которой он решительно избегает?

Если мы начнем задаваться таким вопросом, мы сможем использовать тот принцип НЛП, согласно которому поведение лю­дей обусловлено каким-то позитивным намерением, и если они увидят в коммуникации некую позитивную ценность, то, скорее всего, сумеют услышать и воспринять сказанное. Таким образом, обращение к их ценностям позволяет подстроиться под их реаль­ность, проникнуть в их мир и помочь им стать более эффективны­ми, продуктивными, счастливыми и т. д.

Пример использования метапрограмм в терапии

Ниже приводится пример, который иллюстрирует использо­вание особенностей метапрограмм в терапии. Применение мета­программ позволяет терапевту понять процессы, происходящие в жизни человека, не отождествляя с ними его «сущность». Иден­тификация ведущей метапрограммы (или метапрограмм) дает терапевту возможность понять, как произвести подстройку и ве­дение, как не допустить возникновения сопротивления у пациен­та и как увидеть в тех или иных его процессах добродетели, кото­рые обычно используются слишком часто или слишком редко.

Я (ББ) проводил терапию Ричарда и Сары с перерывами на протяжении пары лет. Они были женаты 14 лет, и их проблемы были связаны с возникшим между ними конфликтом. Недавно, после того как они не появлялись у меня в течение нескольких месяцев, Сара привела свою 17-летнюю дочь Бет, находившуюся в состоянии сильного смятения и гнева.

Она испытывала сильный страх из-за отношений с отцом. Она очень боялась его ревности и грубости и сказала, что он никогда ее не хвалит и что если они играют во что-то и она побеждает, то он приходит в состояние крайнего гнева.

Ричард признал существование эмоциональной проблемы. С по­мощью ряда вопросов и вмешательств я обнаружил, что Ричард испытывал чувство ревности к Бет с того момента, как он женил­ся на ее матери. Сара родила Бет до брака и вышла замуж за Ри­чарда, когда Бет исполнилось три года.

Сару и Бет связывали очень прочные узы, которые сохрани­лись после брака. И Ричард с самого начала ревновал Сару к Бет из-за того внимания, которое она уделяла дочери. Однако в тече­ние десяти лет Ричард ни разу не давал выхода этому чувству. Работая с Бет, я начал предполагать, что Ричард ревнует к ней. Затем, после того как я расспросил Ричарда, он признался, что действительно чувствует себя ущемленным, когда Сара проводит время с Бет.

В результате мое внимание переключилось на Ричарда. За­тем я попросил его осуществить ассоциацию с его ревностью и гневом, направленным на Бет. Сделав это, он воскликнул: «Она — вовсе не подарок для всего человечества!» Неудивительно, что при наличии такой установки Сара старалась изо всех сил сохранить с ним теплые отношения, одновременно пытаясь проявить заботу 0 Дочери. После чего я определил проблему следующим образом:

Бет не получает от отца той заботы, в которой она нуждается, Сара чрезмерно компенсирует этот недостаток, уделяя Бет еще больше внимания, и это усиливает чувство ревности и гнева у Ричарда (настоящая системная проблема!).

Какие же метапрограммы двигали этими людьми? Ричард дей­ствовал преимущественно как ассоциированный агрессор в поис­ке обусловленной самоценности, основанной на проявлении к нему «уважения».

№ 2. Тип связи: отсоединение. Ричард проявлял интенсивные эмоции, вызванные не только данной ситуацией, но и тем, что он рос вместе с младшим братом, на которого, как он полагал, была направлена вся любовь и внимание семьи. «Все свидания и звон­ки от девушек приходились на долю моего младшего брата». Те­перь эта проблема нашла отражение в его гневе, направленном на Бет в связи с тем временем, которое она проводила в телефонных разговорах со своим приятелем.

№ 15. Эмоциональное состояние: ассоциированное. Ричарда от-личала резкая кинестетическая реакция на телефонные звонки и другие ситуации. Она повторно якорила ревность и гнев, которые он прежде испытывал к своему младшему «идеальному» брату. Ричард также воскрешал болезненные воспоминания в весьма ас­социированной манере.

№ 13. Стиль эмоционального совладания: агрессивный. «Я вел себя пассивно с братом, но, став взрослым, я был преисполнен ре­шимости действовать агрессивно». Когда он испытывал стресс в супружеской жизни, то «брал быка за рога», что, в свою очередь, приводило к оскорбленным чувствам и деструктивному поведе­нию.

№ 20. Тип направленности: навстречу. Он решительно шел на­встречу своим ценностям, в особенности ценности уважения. Од­нако за этими чувствами стояли его ассоциированные (застаре­лые) эмоции гнева и ревности к младшему брату. Он также накап­ливал воспоминания о проявлениях гнева и ревности к Бет и Саре. Все это обусловливало его стиль решительного ухода от прояв­ления неуважения.

№ 32. Общая реакция: неконгруэнтная. Его неосознаваемые эмо­ционально значимые болезненные переживания (SEEP) обуслов­ливали его внутренний конфликт с самим собой. Он говорил, что любит Бет и Сару, однако его тон и физиология свидетельствова­ли о ярости. Подобная коммуникация сбивала их с толку.

№ 41. Отношение к наставлению: сильная воля. Поскольку зна­чительную часть коммуникации Ричард пропускал через свой фильтр неуважения, почти любая информация, поступавшая к нему, инициировала его гештальты гнева/ревности/ярости. И на подоб­ную информацию он реагировал проявлением сильной воли. А по­скольку ему «нельзя было ничего сказать», жена и дочь оставили всякие попытки!

№ 42. Самооценка: сильно обусловленная и низкая. Эмоциональ­ный голод в детстве стал причиной его обусловленной самооцен­ки, основанной на ежедневном проявлении к нему уважения.

Сара действовала преимущественно в ассоциированной пас­сивной манере с повышенной ответственностью, уходя от конф­ликта. Бет проявляла преимущественно ассоциированную пассив­ность с малой силой эго, избегая проявлений гнева и конфликта.

Теперь прервитесь на минуту и подумайте о том, как бы вы скон­струировали терапевтический подход к Ричарду, учитывая дан­ную информацию.

Как же поступил Боб? Он принял во внимание три ведущие метапрограммы Ричарда: резкое возражение против наставлений, ассоциированное отсоединение и уход от проявлений неуважения со стремлением к уважению. Поэтому, учитывая интенсивное не­приятие Ричардом неуважения, Боб начал и все время продолжал предлагать ему многочисленные подтверждения его достоинств, заслуг и т. д. Он внимательно слушал, обдумывал услышанное и добивался обратной связи, смотрел на Ричарда, когда тот гово­рил, и т. д.

Затем Боб помог Ричарду занять метапозицию по отношению к его трудностям в семейных отношениях, с тем чтобы тот мог удер­жаться от проявлений негативных чувств. При этом Боб тщатель­но избегал прямых «указаний», а делал лишь намеки и иногда инициировал у Ричарда отсоединение, говоря, что у него возник­ла идея, но, вероятно, в данном случае она не сработает.

Вечный вопрос манипулирования

«Поможет ли мне знание стилей обработки и метапрограмм стать более умелым манипулятором?» Мы очень надеемся, что так и будет!

Конечно, под «манипуляцией» мы понимаем способность более эффективно и уважительно «общаться» с самим собой и дру­гими. И разумеется, только от ваших нравственных качеств будет зависеть, не станете ли вы, овладев этими навыками, относиться к людям с меньшим уважением, пытаясь «обвести их вокруг паль­ца», с тем чтобы добиться от них чего-то, не давая ничего взамен. Однако, в целом, понимание метапрограмм помогает большин­ству людей реагировать более естественно и аутентично. Поскольку оно избавляет нас от наших масок и ролей, то позволяет нам иден­тифицировать то, что находится за этими покровами и под ними. Ролло Мэй, рассматривая этот вопрос, заметил:

Чем глубже ваше пониманиемеханизмов человеческой личноспи, тем тверже ваша уверенность в бесполезности попыток одурачить других людей (May, 1989)

Заключение

Одним из основных путей к эффективной и профессиональ­ной коммуникации является развитие способности выявлять ре­шающие и необходимые особенности обработки информации. Как я обрабатываю информацию? Как обрабатывает данную инфор­мацию тот или этот человек? Что я сортирую или что они сорти^ руют? Эти особенности обусловлены метапрограммами.

Теперь нам более не нужно раздражаться из-за чьих-то метапро­грамм. Мы можем просто взять их на заметку и работать с имею­щимся стилем сортировки. Мы можем теперь оценить и «проградуировать» людей, которые нас окружают и с которыми мы об­щаемся. Мы можем подметить их паттерны восприятия мира и подстроиться под их операционную систему, а затем, если необходимо, подвести их к новой сортирующей программе.

Back to top

карта сайта