Интегральная психология. Часть 3. Глава 9.

(15-09-2011 19:16) 

9. НЕКОТОРЫЕ ВАЖНЫЕ
ПОТОКИ РАЗВИТИЯ

Мы познакомились с базовыми уровнями или волнами, с самостью, путешествующей по этим волнам в процессе развития, и с некоторыми из проблем, с которыми она сталкивается в этом процессе. Теперь мы обратим внимание на линии или потоки развития.

Разумеется, именно самость объединяет все эти разнообразные потоки, и мы уже проследили ее путь и общее развитие. Теперь мы просто рассмотрим подробнее некоторые наиболее важные линии развития, которые самость должна приводить в равновесие в своем путешествии.1 Каждый поток развития — от морали до эстетики, межличностных отношений и познания — представляет важный аспект великой Реки Жизни, и потому, объединяя эти потоки, самость осваивает Космос. Все эти линии развития можно нанести на психограмму индивидуума (рис. 2 и 3). Чем глубже каждый поток развития, тем большую часть Космоса он охватывает, до тех пор пока он не охватит Все, тем самым достигнув Основания и Таковости бытия в целом.

Мораль

В таблицах 1а и 5 в «моральный диапазон» относится к потоку морального развития, который в моей схеме включает в себя не только принципы морального суждения (Кольберг) и заботы (Джиллиген) — или то, как индивид принимает моральные решения — но также и то, что считается достойным включения в это решение. Как и большинство других потоков, этот поток развития проходит от эгоцентризма к этноцентризму и далее к мироцентризму и теоцентризму (или, точнее, к «пневмоцентризму», или сосредоточенности на духе, чтобы не путать надличностную сферу с мифическим теизмом). Каждая из этих всё больших моральных глубин заключает в себе больший моральный диапазон (от «меня» до «нас», «всех нас» и «всех чувствующих существ»).2

Это изумительное расширение сознания нигде не предстает с такой очевидностью, как в самотождественности «Я» и его морали; это расширение по большей части ускользает от внимания, если мы сосредоточиваемся на флатландии и описываем психологию исключительно с точки зрения секторов Правой Стороны, где существует только организм (В-П) и его взаимодействие со средой (Н-П): мозг обрабатывает поступающую информацию с помощью «эмерджентных» коннекционистских систем* и, движимый своими механизмами самоорганизации, взаимосвязанными с его экосистемой, выбирает те реакции, которые с большей вероятностью обеспечат продолжение его существования и передачу его генетического материала будущим поколениям.

Все это верно, но при этом ускользают от внимания внутренние факты: что именно ты называешь собой? С чем ты отождествляешь свое «Я»? Ибо это самоотождествление расширяется от эгоцентрического до этноцентрического, мироцентрического и пневмоцентрического — ты действительно чувствуешь свое единство с каждым из этих расширяющихся миров — и ничто из этого не объясняют схемы «организм-и-среда-обитания», которые признают только самотождественность, основывающуюся на внешних количественных сущностях (но не на внутренних качественных изменениях).

Эта расширяющаяся самотождественность непосредственно отражается в моральном осознании (субъективная самотождественность отражается в интерсубъективной [межличностной] морали: не просто организм и среда обитания, но «Я» и культура). Ибо вы относитесь к тем, с кем вы отождествляетесь, как к самому себе. Если индивид отождествляется только с самим собой, он относится к другим нарциссически. Если он отождествляется со своими друзьями и семьей, он относится к ним с заботой. Если он отождествляется со своей страной, он относится к своим согражданам как к соотечественникам. Если он отождествляется со всем человечеством, он старается относиться ко всем людям справедливо, непредвзято и с состраданием, вне зависимости от их расы, цвета кожи, пола или вероисповедания. Если самотождественность индивида расширяется дальше и охватывает Космос, то он будет относиться ко всем чувствующим существам с уважением и добротой, ибо все они суть совершенные проявления одной и той же сияющей Самости, которая также является и его собственной подлинной Самостью. Это приходит как непосредственное осознание Высшей Тождественности, именно потому, что самотождественность может охватывать весь спектр сознания, от материи до тела, ума, души и духа, а каждое новое расширение приносит с собой больший моральный диапазон, пока Все не будет охвачено с равновеликим состраданием.

И где же во всем этом эгоистичный ген?** К столь узкому взгляду на человеческую реальность могло привести только исключительное сосредоточение на Верхнем Правом секторе. Поскольку истина в каждом секторе приносит определенные преимущества (мудрость всегда так или иначе вознаграждается), очень легко найти способы, которыми эти вознаграждения переводятся в сексуальные преимущества (что иногда происходит) и, таким образом, легко претендовать на то, что все эти более высокие истины — не что иное, как умные и утонченные способы покорить самку.*

И когда становится очевидной ограниченная полезность этих неодарвинистских игр, достаточно легко перевести всю концепцию естественного отбора в концепцию «матриц памяти», или мемов [memes]** (которые, по своей основе, представляют собой холоны в любом секторе — интенциональном, поведенческом, социальном, культурном), и просто применять естественный отбор ко всему, что сохраняется во времени — культурной особенности, социальному институту, моде, философской идее, музыкальному стилю и так далее. Хотя все это, быть может, и верно, здесь по-прежнему остается без внимания главный вопрос: не то, как продолжают существовать матрицы или холоны после того, как они появились (да, они отбираются различными формами давления эволюции), а то, откуда вообще берутся новые матрицы? Если признать, что успешными являются те матрицы, которые отбираются после того, как они возникли, то как и почему они вообще возникают?

Другими словами, творческое начало, как бы его ни называли, встроено в саму структуру Космоса. Это творческое начало — у него много имен, и в том числе Эрос — стоит за появлением все более высоких и широких холонов, а в сфере внутреннего развития проявляется как расширение самотождественности (а также морали и сознания) от материи до тела, ума, души и духа. И доказательства именно этой последовательности можно обнаружить не изучая физический организм и окружающую среду, а присматриваясь к субъективной и межличностной сферам. Но человечество уже занималось этим на протяжении, по меньшей мере, нескольких тысячелетий, и главные результаты этого представлены в таблицах 1—11.

Как мы уже видели, с точки зрения флатландии, Правосторонний мир объективных сущностей и систем считается единственным «действительно реальным» миром, и потому все субъективные ценности объявляются всего лишь личными, уникальными или основывающимися на эмоциональных предпочтениях, но не имеющими основания в самой реальности. Но если мы отвергаем ограничения флатландии, становится очевидно, что субъективная и межличностная сферы являются просто внутренними сферами каждого холона на каждом уровне Космоса. Субъективность внутренне присуща вселенной.*** Конечно, внутри субъективных сфер могут существовать определенные личные предпочтения, но сами эти сферы, как и их общие волны развертывания, столь же реальны как ДНК и даже более значимы. Расширение моральной самотождественности — это просто одно из наиболее очевидных проявлений глубинных волн развертывания сознания.

Мотивация: Уровни Пищи

«Уровни пищи» (таблица 1б) — это обозначение уровней потребности, влечения или фундаментальной мотивации (которая может быть сознательной или бессознательной). Как я предположил в своих книгах «Ввысь из рая» и «Общительный Бог», возникновение потребностей, или нужд, объясняется тем, что каждая структура (как на уровнях, так и на линиях) представляет собой систему соотносительного обмена с тем же уровнем организации в мире в целом, результатом чего становится холархия «пищи» — физической пищи, эмоциональной пищи, пищи для ума, пищи для души.3

Физические нужды отражают наши физические взаимоотношения и обменные процессы с материальной вселенной: еда, вода, кров и т. д. Эмоциональные потребности отражают наши взаимоотношения с другими эмоциональными существами и состоят в обмене эмоциональной теплотой, сексуальной близостью и заботой. Умственные потребности отражают наши отношения взаимообмена с другими мыслящими существами: в каждом акте словесного общения мы обмениваемся с другими наборами символов. (Монахи, принимающие обеты целомудрия и молчания, сообщают, что отсутствие общения гораздо болезненнее, чем отсутствие секса: и то, и другое -— это подлинные потребности и влечения, основанные на соотносительном обмене) А духовные нужды отражают нашу потребность во взаимоотношениях с Источником и Основой, которая дает цель, смысл и спасение нашим отдельным «Я» (неудовлетворение этих нужд тем или иным образом описывают как ад).

В книге «Ввысь из рая» я подробно обсуждаю эти уровни потребностей и мотивации (и привожу восемь общих уровней мотивации, а не просто четыре, как здесь), и соотношу их со сходными концепциями, например, с концепцией Маслоу, наряду с примерами того, как угнетение и подавление искажают соотносительный обмен, приводя к патологии (физической болезни, эмоциональной болезни, умственной болезни, духовной болезни; все патологии, которые мы обсуждали в главе 8 — это не просто нарушения самости, но нарушения соотносительного обмена с другими). Хотя можно различать много различных типов и уровней потребностей, все подлинные потребности просто отражают взаимоотношения, необходимые для жизни любого холона (на любом уровне).

Мировоззрения

«Мировоззрение» (таблица 1б) — это обозначение того, как выглядит мир на каждой из базовых волн Великого Гнезда. Если у вас есть только ощущения, (чувственные) восприятия и побуждения, то мир представляется архаичным. Когда у вас появляется способность оперировать с образами и символами, мир выглядит магическим. Когда ко всему этому добавляются понятия, правила и роли, мир становится мифическим. Когда возникают формально-рефлексивные способности, мир становится рациональным. С возникновение зрительно-логического мышления появляется экзистенциальный мир. Когда появляется тонкая сфера, мир становится божественным. Когда появляется каузальная сфера, самость становится божественной. Когда появляется недвойственная сфера, мир и самость постигаются как единый Дух.

Но все это ни в коей мере не является заранее заданным и неизменным. Мировоззрение развертывается в конкретной культуре, обладающей специфическими (и часто местными) поверхностными чертами.4 В целом, «мировоззрение» относится к Нижнему-Левому сектору, или ко всем межличностным практикам, языковым знакам, семантическим структурам, контекстам и коллективным смыслам, которые порождаются посредством общих восприятий и разделяемых ценностей, то есть, посредством «культуры». Это культурное измерение (Нижний-Левый сектор) отлично (но не отделимо) от социального измерения (Нижний-Правый сектор), которое включает в себя внешние, конкретные, материальные, организованные формы общественной жизни, в том числе, способы технико-экономического производства, коллективные социальные практики, архитектурные системы, социальные системы, письменные и устные средства коммуникации (печать, телевидение, интернет), геополитические инфраструктуры, семейные системы и так далее.

Мировоззрения особенно важны потому, что все индивидуальное субъективное сознание возникает в пространстве, создаваемом культурными или межличностными структурами. Например, некто, находящийся на моральной стадии 2 по Кольбергу (моральные нормы составляют часть межличностных структур) и сталкивающийся с личной этической дилеммой, будет во всех своих мыслях руководствоваться, главным образом, глубинными чертами моральной стадии 2. Ему в голову не будут приходить мысли, характерные для моральной стадии 5. Таким образом, он не «свободен» думать все, что ему угодно. Его субъективные мысли возникают в пространстве, создаваемом и, в значительной степени, управляемом интерсубъективными структурами его культурного мировоззрения (включая моральную стадию его индивидуальной самости). Как мы видели, даже если этот человек испытает пиковое переживание надличностной сферы, это переживание, в основном, будет интерпретироваться и передаваться интерсубъективными структурами, которые развились в его конкретном случае. (Непонимание того, что субъективный опыт возникает в пространстве, создаваемом интерсубъективными структурами, является одним из слабых мест многих школ духовной и трансперсональной психологии — в особенности, тех, что сосредоточиваются на одних лишь измененных или неординарных состояниях сознания).5 Конечно, индивиды могут, в некоторой степени, выходить за пределы своей собственной данной культуры; и когда это происходит, они отыскивают других, с кем они могут поделиться новыми прозрениями — и, таким образом, создают новую культуру. Суть в том, что субъективность и интерсубъективность — а по существу, все четыре сектора — являются взаимообусловленными и взаимозависимыми.

Аффекты

«Аффекты» (таблица 1б) — это обозначение аффективной линии развития, то есть, развития «эмоций» и «чувств» в самом широком смысле. В вечной философии существуют два совершенно разных значения слова «эмоция», и я использую их оба. Во-первых, эмоцией называется специфический уровень сознания: пранамайя-коша, или уровень-оболочка эмоционально-сексуальной энергии (базовая структура «побуждение/эмоция» в таблицах). Во-вторых, эмоция — это энергетическая тональность ощущения любой из базовых структур всего спектра сознания (графа «Аффекты» в таблице 1б). Меня часто упрекали в том, что я использую только первое определение «чувства» и «эмоции» и игнорирую второе, однако это явно неверно. Так, например, в книге «Проект Атман» я перечисляю «аффективные тональности» каждой из базовых структур всего спектра сознания. Сознание само по себе является в большей степени «чувством-осознаванием», чем «мышлением-осознаванием», и в Великом Гнезде имеются уровни этого чувства-осознавания или яркости опыта.

(Одна из серьезных проблем в кругах гуманистической/трансперсональной психологии состоит в том, что многие люди путают теплоту и широту сердца постконвенционального осознавания с простыми субъективными ощущениями чувствующего тела и, впадая в это заблуждение до/пост, рекомендуют для более высокого развития эмоций только работу с телом, тогда как, в действительности, наряду с этим требуется постформальный когнитивный рост, а не просто до-формальная когнитивная погруженность. Разумеется, работа с телом играет важную и основополагающую роль в личностном росте и терапии, однако возвышение до-формальных чувств до уровня постформальной любви уже вызвало множество проблем в движении за реализацию человеческого потенциала.6)

Пол

«Половая самотождественность» (таблица 1б) следует за развитием пола из его биологических корней (которые представляют собой биологическую данность, а не культурные конструкции), через конвенциональные образования (которые, по большей части, являются культурными конструкциями), к надполовым ориентациям (которые в значительной степени независимы от разделения полов и конвенциональных формаций). Исследования продолжают подтверждать, что глубинные черты базовых волн и большинства потоков самосознания (морали, потребностей, ролевых способностей) нейтральны по отношению к полу (т. е. они, по существу, одинаковы у мужчин и женщин). Однако мужчины и женщины могут осваивать эти одинаковые структуры «разными способами»* (что обычно резюмируют утверждением, что мужчины склонны воплощать их с акцентом на действии, а женщины — на общности, хотя и мужчины, и женщины используют и то и другое).7

В книге «Око Духа» я доказывал, что нам требуется «всеуровневый, всесекторный» подход к феминизму и исследованиям половых различий, то есть, «интегральный феминизм». К сожалению, многие феминистки противятся интегральному подходу, поскольку они часто признают только один сектор (как правило, Нижний-Левый, то есть культурную конструкцию половых ролей), и отрицают все другие сектора (в том числе и биологические факторы, поскольку они подозревают, что это еще одна версия «биологической предопределенности», что было бы так, будь Верхний-Правый сектор единственным; однако на биологические факторы оказывают глубокое формирующее влияние культурные ценности, социальные институты и личные намерения; поэтому признание некоторых биологических факторов — это не «сексизм», а реализм). Такое сужение перспективы достойно сожаления, но оно не должно мешать другим идти по направлению к более интегральному феминизму, как это делают многие, например Джойс Нильсен, Каиса Пухакка и Элизабет Деболд.8

Эстетика

«Искусство» (таблица 8) — это обозначение уровней эстетического переживания, и в этой сфере мы наблюдаем очень важный феномен, который применим к большинству форм развития. А именно, можно анализировать данную деятельность (в частности, искусство) как с точки зрения уровня, с которого оно происходит, так и с точки зрения уровня, на который она нацелена — то есть, уровня, создающего искусство, и уровня, который это искусство изображает. (Как и в случае любого модуса сознания, можно анализировать уровень субъекта сознания — уровень самости — и уровень реальности объекта сознания, как объясняется в нескольких примечаниях.9) Так, например, искусство, создаваемое ментальным уровнем, может выбирать в качестве своего объекта что-либо в материальной, ментальной или духовной сферах, и в каждом из этих случаев произведение искусства будет совершенно разным. Таким образом, произведение искусства представляет собой совместный продукт структур, создающих его, и структур, изображаемых в нем (уровня самости, создающей произведение искусства, и уровня реальности, изображаемой в нем). Это дает нам матрицу из очень большого числа различных видов искусства, лишь несколько типичных примеров которых я привожу в таблице 8.10

Чтобы показать, что включает в себя этот двойной анализ, отметьте, что ранние доисторические художники (например, пещерные художники эпохи палеолита), которые, как можно предположить, были гораздо «ближе» к природе и к сенсомоторной сфере, никогда не изображали природу так, как художники современности. Художники эпохи палеолита не использовали перспективу, и их искусство не было эмпирическим или «точным» в любом смысле, который бы могли признать наши современники (фигуры накладываются друг на друга с полным пренебрежением к пространственному разделению, отсутствует восприятие глубины и т. д.) Правдоподобной причиной этого может быть тот факт, что они изображали сенсомоторную сферу с точки зрения магической структуры, которая лишена способности к пространственной перспективе. Точно так же, в мифическую эпоху природу тоже никогда не изображали в перспективе — только как часть мифически-буквального фона. Только с приходом современности (начиная с эпохи Возрождения) и с повсеместным распространением перспективного рассудка, сама перспектива стала видимой и стала отображаться в искусстве. Мы могли бы сказать, что лишь когда сознание несколько дистанцировалось от природы, оно смогло изображать ее более реалистично.

По той же причине, только с приходом (анти)современной реакции романтизма эмоциональные чувства стали предметом выразительного искусства. Только после повсеместного разграничения тела и ума, телесные сферы могли ясно восприниматься умом и, таким образом, изображаться в искусстве. (А когда современная дифференциация зашла слишком далеко и обернулась диссоциацией, эта болезненная патология также смогла стать частью экзистенциально-экспрессионистских мотивов в искусстве.)

Такой же двойной анализ (уровень субъекта, создающего искусство, и уровень изображаемого объекта) можно применить к модусам познания (а, фактически, ко всем модусам сознания).11 Например, рациональность может выбирать в качестве своего объекта сенсомоторную сферу (порождая эмпирически-аналитическое знание), ментальную сферу (порождая феноменологию и герменевтику) или духовную сферу (порождая богословие, логику мандалы и т. д.). Это важно понимать, так как с приходом современности некоторые очень высокие уровни (напр., разум) ограничили сферу своего внимания некоторыми очень низкими уровнями (напр., материей), в результате чего современность стала выглядеть просто регрессией, тогда как она была регрессивной только «наполовину»: более высокий субъект, ограничивающий свое внимание более низким объектом — более глубокая самость в более поверхностном мире (хорошая и плохая стороны современности).12

Эстетика является чрезвычайно важным потоком развития, поскольку это одна из высших субъективных сфер (слово «субъективных» не означает «нереальных» или просто идиосинкразических; оно означает совершенно реальных в субъективной онтологии). Мы видели, что Болдуин и Хабермас, как и многие другие, признавали, что развитие необходимо прослеживать по меньшей мере в трех не сводимых друг к другу модусах — эстетическом, моральном и научном (т. е. как Большую Тройку).13 Как я указывал в своей книге «Око Духа», все многочисленные потоки развития в основе своей являются вариациями Большой Тройки. Некоторые потоки развития акцентируют субъективные компоненты (напр., самотождественность, аффекты, потребности, эстетика); другие акцентируют интерсубъективные компоненты (мировоззрения, лингвистика, этика); а третьи — объективные компоненты (внешнее познание, научное познание, когнитивная линия Пиаже и т. д.).14 Ни один из них нельзя полностью отделять от других, однако каждый поток развития, как правило, ориентируется на тот или иной конкретный сектор (напр., эстетика — на субъективный, мораль — на интерсубъективный, а познание — на объективный). Подчеркивая важность потоков развития во всех четырех секторах (или просто Большой Тройки), мы приближаемся к подлинно интегральной модели. Холоны во всех четырех секторах эволюционируют, и всеобъемлющая модель должна пытаться отдавать должное всем этим потокам эволюции.

Различные типы когнитивных
линий развития

Обратите внимание на то, что в таблице 3б («Когнитивное развитие») я перечислил «суммарные когнитивные линии». Это альтернативный способ концептуализации когнитивного развития при переходе от, который становится особенно актуальным когда мы отходим от монолитной одноосевой модели к интегральной модели состояний, волн и потоков.15 Как показано в таблице, мы можем изображать не одну равномерную линию когнитивного развития, где каждая стадия помещается поверх предшествующих, подобно кирпичам в стене, а несколько относительно независимых линий когнитивного развития, каждая из которых развертывается рядом с другими, как колонны в прекрасном дворце. Основываясь, в первую очередь, на факте существования естественных состояний сознания — то есть, на бесспорном существовании состояний грубого/бодрствования, тонкого/сна со сновидениями и каузального/глубокого сна и их доступности индивидам, находящимся почти на любой стадии развития — мы вполне можем постулировать, что эти состояния/сферы, возможно, имеют собственные линии развития. Это бы означало, что можно прослеживать развитие различных типов познания (грубого, тонкого и каузального) на протяжении всей жизни человека. Вместо того чтобы появляться только друг за другом, они все развивались бы одновременно, по крайней мере, в некоторых отношениях. Вот несколько примеров:

Основной характеристикой грубого познания является то, что оно берет в качестве своего объекта сенсомоторную сферу. Эта когнитивная линия должна начинаться вместе с самим сенсомоторным развитием, переходить на уровень конкретно-операционного мышления, а затем достигать максимума и начинать сходить на нет на уровне формально-операционного мышления. Как правило, она начинает сходить на нет с появлением формальных и, особенно, постформальных операций, поскольку и те и другие все в большей степени берут своим объектом мир мысли и, таким образом, все больше переходят в тонкое познание. Значит, мы могли бы сказать, что грубая (или, точнее отражающая грубую сферу) линия познания идет от сенсомоторного к до-операционному, конкретно-операционному и формально-операционному уровням, а затем сходит на нет на зрительно-логическом уровне. Подобно большинству других линий, эта когнитивная линия развивается от доконвенциональной к конвенциональной и постконвенциональной волнам, но не может столь же легко продолжаться дальше к постформальной и постконвенциональной волнам, просто потому, что хотя на этих более высоких стадиях сенсомоторный мир никоим образом не отбрасывается, он перестает быть преобладающим объектом осознавания.

Основная характеристика тонкого познания заключается в том, что оно берет своим объектом мир мысли, то есть ментальную и тонкую сферу. Эта линия развития также начинается в младенчестве (и, возможно, в состояниях до рождения; говорят, что это основной когнитивный модус в большинстве состояний бардо, а также в состояниях сна со сновидениями и медитативных состояниях савикальпа самадхи). Эта линия тонкого познания включает в себя как раз все те восприятия, значение которых приуменьшает западная когнитивная психология: прежде всего, воображение, грёзы, сны наяву, творческие видения, гипнагогические состояния, внете-лесный опыт, визионерские откровения, гипнотические состояния, трансцендентальные озарения и десятки разновидностей савикальпа самадхи (медитации с формой). Общая особенность, типичная для них даже в младенчестве и детстве, состоит в том, что они отражают не материальный мир сенсомоторных событий, а внутренний мир образов, мыслей, видений, снов...16

Вообще, следует ожидать, что для этого тонкого когнитивного потока доступны те же базовые волны, что и для других потоков развития: доконвенциональная, конвенциональная, постконвенциональная и пост-постконвенциональная (или эгоцентрическая, социоцентрическая, мироцентрическая и пневмоцентрическая), однако суть в том, что эта линия развития начинается еще в младенчестве, а не просто появляется ниоткуда на более высоком, взрослом этапе.

(В таблице 3б я показал, что тонкое познание становится более важным на формальном и следующих этапах, но это просто произвольная схема. На самом деле, я подозреваю, что для тонкого познания характерно U-образное развитие, то есть, оно в большей степени присутствует в раннем детстве, затем временно идет на убыль по мере выдвижения на первый план конкретно-операционного и формально-операционного познания и снова набирает силу на постформальных этапах развития вплоть до каузального. В то же время, нам не следует делать из этого чрезмерно романтических выводов, поскольку в детстве тонкое познание все еще является в значительной мере доконвенциональным и эгоцентричным, независимо от своей яркости и образности [см. главу 11]. И тем не менее, на это важно смотреть как на линию развития, поскольку это позволяет признавать и оценивать по достоинству такое детское тонкое познание, что, предположительно, будет благотворно сказываться и на постформальных этапах развития.)

Главная особенность каузального познания заключается в том, что оно представляет собой основу внимания (и способности Свидетельствования).17 Эту линию также можно проследить до раннего детства, хотя она все больше выходит на передний план на постформальных стадиях. (В примечании даются важные причины, почему состояния слияния раннего младенчества не следует путать с более высокими просветленными состояниями единства с Основой.)18 Однако если признавать и по достоинству оценивать и эту линию, начиная с ее первого появления в детстве, ее можно будет укреплять и усиливать, предположительно, с многочисленными положительными последствиями как в детстве, так и позднее.19

Различные линии Самости

Мы можем применить тот же тип моделирования к самости и её развитию, предположив, что этим трем большим областям — грубой, тонкой и каузальной — соответствуют три различные линии развития самости, которые я обобщенно называю эго, душой и высшей Самостью (или фронтальной, более глубокой психической и Свидетелем).20 Точно так же, как мы это делали в отношении познания, мы можем рассматривать эти три модуса самости как относительно независимые линии развития, которые развертываются не друг за другом, а параллельно. Это соотношение показано во второй колонке таблицы 4б и на рис. 11.

Рис. 11. Фронтальное развитие (эго), глубинное психическое
развитие (душа) и Свидетель (самость).

Конечно, большинство потоков могут развиваться относительно независимо друг от друга и действительно развиваются таким образом — различные потоки нередко проходят через основные базовые волны в своем собственном темпе — и именно поэтому для общего развития вообще нельзя выявить какой бы то ни было линейной последовательности. В этом разделе эта же тема проводится более радикально, ибо я предполагаю — как и в случае познания — что поток развития (в данном случае, развития самости), традиционно считавшийся единым, на самом деле, возможно, представляет собой несколько различных потоков, каждый из которых развивается относительно независимо.

Мы уже видели, что основные стадии потока развития самости — телесная самость, персона, эго, кентавр — зависят от способностей, развитых на предыдущих стадиях этого общего потока развития. Когда эти самости возникают, они накладываются друг на друга; однако очень многие исследования неопровержимо приводят доказательства, что в большинстве случаев они возникают иерархически (как показано во второй колонке таблицы 1а и на рис. 10).21

Все это по-прежнему верно. Данная концепция не заменяет, а дополняет это: грубая, тонкая и каузальная сферы могут развиваться относительно независимо друг от друга; и потому фронтальное «Я», душа и Самость могут развиваться в какой-то степени параллельно. Выводы исследователей в отношении постадийного развития самости по-прежнему верны, но они касаются фронтальной самости (от телесной самости до эго и кентавра), а не души или духа, которые могут развиваться в той или иной степени параллельно всему этому, следуя своим собственным холархиям и гнездам внутри гнезд, что невозможно заметить при рассмотрении фронтального развития.22

Эго (или фронтальное «я») — это самость, которая адаптируется к грубой сфере; душа (или более глубокое психическое) — это самость, которая адаптируется к тонкой сфере; а Высшая Самость (или Свидетель) — это самость, которая адаптируется к каузальной сфере. Фронтальное «я» включает в себя все стадии самости, которые ориентируют сознание на грубую сферу (материальная самость, телесная самость, персона, эго и кентавр — все это можно обобщенно называть «эго»). Фронтальное «я» — это самость, которая зависит от линии развития грубого познания (от сенсомоторного к до-операционному, конкретно-операционному и формально-операционному), и потому, фронтальное — это поток самосознания, ответственный за ориентацию и интеграцию сознания в грубой сфере.

Одновременно с этим душа (психическая/тонкая самость) может следовать своей собственной траектории развития, развертываясь в своем собственном холархическом потоке. Душа, или глубинная-психическая линия развития включает в себя все потоки самосознания, которые адаптируют сознание к разнообразным аспектам тонкой сферы. Душа — это самость, зависящая от линии тонкого познания (которое, как мы видели, включает в себя воображение, грёзы, сны наяву, творческие видения, гипнагогические состояния, внетелесные состояния, визионерские откровения, гипнотические состояния, трансцендентальные озарения и многочисленные разновидности савикальпа самадхи),23 и, таким образом, душа — это поток самосознания, который ориентирует и интегрирует сознание в тонкой сфере. В таблице 4б я показал U-образное развитие, которое, по-видимому, иногда претерпевает тонкое познание: оно присутствует на самых ранних стадиях, затем уходит на второй план по мере того как начинается фронтальное (эгоическое) развитие, и затем вновь утверждается на постформальных стадиях. (Поскольку многие теоретики оспаривают это U-образное развития, я не включил его в рис. 11. Мы еще вернемся к этой теме в главе 11.)

Параллельно развитию обоих этих главных сфер, Высшая Самость (или Свидетель) может следовать своему собственному потоку развертывания.24 Свидетель — это самость, зависящая от линии каузального познания (способности к вниманию, отстраненному свидетельствованию, невозмутимости по отношению к изменениям в грубой и тонкой сферах, и так далее), то есть, самость, которая ориентирует и интегрирует сознание в каузальной сфере. Столь же важно, что эта Самость ответственна за общую интеграцию всех других самостей, волн и потоков. Это та Высшая Самость, которая просвечивает через непосредственную самость на любой стадии и в любой сфере, и потому именно она движет Эросом «превосхождения и включения» в каждом развертывании. И именно Высшая Самость не дает полностью разделиться трем сферам — грубой, тонкой и каузальной. Ибо хотя эти три сферы могут демонстрировать относительно независимое развитие, их все равно стягивает вместе и удерживает вместе сияющая Самость, чистейшая Пустота, которая может беспристрастно отражать и потому включать в себя всю сферу проявленного.

Хотя по мере более высокого развития центр тяжести сознания все больше смещается от эго к душе и к Самости, тем не менее, все они являются необходимыми и важными носителями Духа, через которые он сияет в грубой, тонкой и каузальной сферах. Таким образом, все три могут присутствовать и обычно присутствуют в разных пропорциях в ходе всего развития, и само высочайшее развитие просто предполагает их гармоничное объединение в хоре одинаково ценных голосов Духа в мире.

Интегральная психология

Итак, простейшее обобщение интегральной психологии состоит в том, что она включает в сферу своего рассмотрения волны, потоки и состояния, эго, душу и дух.

Когда речь идет об интегральной терапии, это означает несколько вещей. Во-первых, хотя общее развитие и демонстрирует несомненное морфогенетическое смещение в более глубокие сферы (от эго к душе и духу), терапевт может использовать методы распознания и усиления души и духа, по мере того как они все больше проявляются не просто после эго, но в нем и параллельно ему. Интегральная и трансперсональная терапия работает одновременно с фронтальным «я», душой и духом, по мере того как они развертываются параллельно друг другу, неся с собой собственные истины, прозрения и возможные патологии. Настройка на эти разные измерения сознания может облегчать их более плавное развертывание.25

Но это не подразумевает, что работой на уровне грубой сферы (работой с телом, укреплением эго) можно пренебречь в пользу работы с душой или духом, поскольку без фундамента сильного эго более высокие сферы не смогут стать постоянной, устойчивой и интегрированной реализацией. Вместо этого, более высокие сферы становятся достоянием преходящих пиковых переживаний, временных откровений или даже диссоциируются, превращаясь в духовные кризисы. Индивид, находящийся на моральной стадии 2 фронтальной линии морального развития, может «голографически переживать» какие угодно надличностные сферы, но ему все равно придется развиться до моральной стадии 3, затем 4, затем 5, чтобы начать актуализировать эти переживания постоянным, неискаженным, постконвенциональным, мироцентрическим, глобальным образом, свойственным бодхисаттве. На самом деле, если терапевт не отслеживает (и не поощряет) фронтальное развитие, придавая значение только измененным состояниям, это может стать одной из причин неспособности клиента прочно объединить более высокие и более низкие области в полноспектральное осознание.

Таким образом, хотя грубая, тонкая и каузальная линии (и самости) могут существовать во многом параллельно друг другу, однако по мере продолжения эволюции и интегрального развития центр тяжести все равно продолжает холархически смещаться к более глубоким слоям Самости — от эго к душе и к духу — и сознание все больше организуется вокруг этих более глубоких волн. Заботы эго, хотя и редко исчезают полностью, но, как правило, отходят на задний план, а на передний план чаще выходит душа. Но затем она тоже постепенно начинает исчезать, делаясь тоньше и прозрачнее по мере того как центр тяжести все больше и больше смещается к духу. Все более низкие самости продолжают существовать как функциональные способности, будучи холархически включенными в более высокие волны; все они продолжают выполнять свои функции, сталкиваться со своими собственными проблемами и откликаются на соответствующие методы терапии; однако они все больше теряют способность завладевать сознанием и подчинять его себе.

Итак, в ходе общего интегрального развития центр тяжести сознания по-прежнему проходит через девять поворотных пунктов в Великом Гнезде, но это движение представляет собой какофонию многих голосов, многих потоков, зачастую накладывающихся друг на друга и всегда переплетающихся. Но несмотря на это, ни одну из главных волн сознания нельзя обойти. Нельзя обойти фронтальное,26 нельзя обойти зрительно-логическое,27 нельзя обойти тонкое 28 — если речь идет о постоянном, устойчивом, интегральном развитии и пробуждении. Все эти волны и потоки движутся к океану Одного Вкуса, влекомые через это великое морфогенетическое поле силой «кроткого убеждения к Любви» — то есть, влекомые Эросом, Духом-в-действии, Любовью, которая движет солнце и звезды.



* Речь идет о гипотезе, согласно которой в достаточно сложных системах нервных сетей (или нервных соединений — отсюда коннекционизм (англ. connect, соединять) возникают (англ. emerge) принципиально новые системные свойства, в том числе, внутренняя (субъективная) перспектива, или способность к саморепрезентации. Эта гипотеза, впервые предложенная выдающимся нейрофизиологом и нобелевским лауреатом Роджером Сперри, в последнее время находит подтверждение в так называемых «системах искусственного интеллекта». — Прим. ред.

** «Эгоистичный ген» — термин молекулярной генетики. Ученые обнаружили, что значительная часть генетического материала человека (и животных) никогда не считывается классическим образом (то есть, с последующим синтезом РНК и белков) и просто передается организмами по наследству. О роли этих генов высказывались самые смелые гипотезы — от наследственной памяти до потенциальных возможностей, ожидающих своего раскрытия; следствием одной из таких гипотез было утверждение, что современная жизнь существует только для сохранения и передачи будущим поколениям этих «эгоистичных генов». — Прим. ред.

* Согласно утверждениям социобиологии — одной из разновидностей неодарвинизма — каждый организм стремится, прежде всего, к распространению своих генов (и, значит «эгоистичных генов»! — см. предыдущее примечание), тогда как все остальное (сознание, эстетика, мораль и т. д.) — это просто сложные формы поведения, поставленные на службу этой первоочередной цели. — Прим. ред.

** Это своего рода «гены», кодирующие целостные формы поведения; авторы этой гипотезы утверждают, что на высших ступенях эволюции естественный отбор идет не на уровне биологических генов, а на уровне таких «матриц». — Прим. ред.

*** Заметьте, что это полностью совпадает с выводом общей теории систем и следствием теоремы Геделя (которые, как считает Уилбер, принадлежат к «флатландии»): достаточно сложные системы могут включать в себя собственное описание, то есть, обладать внутренней (субъективной) перспективой. Дело совсем в другом — внутреннее описание (Левая Сторона) и внешнее описание (Правая сторона) несовместимы в рамках одной (классической) теории или модели — сколь угодно «интегральной» — поскольку они связаны соотношением дополнительности (так же, как квантовое и макроскопическое описание в физике). Для подлинно интегральной модели требуется, прежде всего, принципиально новая (неклассическая) логика, и здесь стоит присмотреться к другим частям наследия вечной философии, помимо Великого Гнезда — например, к христианской концепции Троицы — равно как к идеям современной физики и математики. — Прим. ред.

* Буквально «приобретают на разных условиях». Дело в том, что есть два разных (и взаимодополняющих) типа приобретения или освоения чего бы то ни было — «консервативный», ради сохранения, и «прогрессивный» (инвестиционный), ради использования в качестве средства для дальнейшего развития; продуктами этих двух подходов являются культура и цивилизация. То, какой из полов берет на себя одну или другую из этих функций (патриархат или матриархат), разумеется, не определяется только биологическими факторами, но не лишне заметить, что различие консервативный/прогрессивный существует и на биологическом уровне: женские наследственные клетки (яйцеклетки) закладываются с рождения, тогда как мужские половые клетки (сперматозоиды) постоянно синтезируются в любом возрасте и, возможно (неоламаркизм), несут в себе информацию о наиболее успешном преодолении соответствующих этапов онтогенеза. — Прим. ред.

 

Back to top

карта сайта