Интегральная психология. Часть 1. Глава 4.

(15-09-2011 19:26) 

 

 
Самость путешествует по базовым волнам Великого Гнезда, используя свою способность отождествляться с каждой волной и двигаться на ней до определенного рода завершения. Самость обладает способностью полностью отождествляться с уровнем сознания, достигать совершенства на этом уровне и затем разотождествляться с ним (и интегрировать его) для того, чтобы перейти к следующей более высокой и широкой сфере и отождествиться с ней (и так до тех пор, пока не будут полностью исчерпаны ее способности к росту и развитию).
Каждый раз, когда центр тяжести самости оказывается на новом уровне сознания, она, разумеется, приобретает новый и иной взгляд на жизнь. Именно потому, что каждый базовый уровень Великого Гнезда имеет разную архитектуру, самость на каждом уровне видит другой мир: сталкивается с новыми страхами, имеет новые цели, испытывает новые проблемы. У нее появляется новый комплекс потребностей, новая концепция морали, новое ощущение себя самого. Я называю эти линии развития линиями или потоками самосознания, поскольку все они самым тесным образом связаны с самостью и ее необыкновенным путешествием по великим волнам.
Таким образом, существуют общие линии развития (когнитивная, аффективная, эстетическая, кинестетическая, математическая и т. д.) и, как подмножество этих линий, существуют линии развития, которые особо и близко связаны с самостью, ее потребностями, ее самоотождествлением и ее развитием — и именно это и есть линии самосознания.
Фактически, стадии самосознания порождаются, отчасти, именно вследствие отождествления самости с конкретным уровнем сознания. Приведем упрощенный пример: когда самость отождествляется с конвенциональным умом (когда основным уровнем сознания самости является поздний конкретно-операционный), ее самоощущение (по Левинджер) представляет собой конформистскую ролевую модель, ее моральное чувство (по Кольбергу) начинает становиться конвенциональным, а ее основной потребностью (по Маслоу) является принадлежность (все это вы можете видеть в таблицах). Все эти специфические роли, моральные представления и потребности задействуются когда центр тяжести самости приходится на поздний ум правила/роли и поддерживаются, главным образом, за счет исключительного отождествления самости с этим уровнем сознания.1 Именно таким выглядит мир с точки зрения данного конкретного уровня Великого Спектра.
Многие из этих стадий — такие, как моральные представления, самоотождествление, потребности самости — перечислены в таблицах 4а-в и 5а-в. В таблицах 4а-в приведены те этапы самосознания, которые наиболее тесно связаны с самоотождествлением (эго-развитие Левинджер и психосоциальные этапы Эриксона), а в таблицах 5а-в приведены стадии моральных представлений и перспектив, или различные типы взглядов и мировоззрений, которые самость имеет на каждом из базовых уровней сознания. Именно в этом порядке мы и будем их рассматривать.
 
Стадии самости (Таблицы 4а-в)
 
К числу ранних пионеров изучения развития самости (и тех, кто оказал значительное влияние на формирование моих собственных взглядов) принадлежат Джеймс Марк Болдуин, Джон Дьюи, Г. Мид, Хайнц Вернер, Эдит Джейкобсон, Гарри Стэк Салливэн, Хайнц Хартманн, Рене Шпиц, Эрих Нейман, Эдвард Ф. Эдингер, Клэр Грейвз и Эрик Эриксон.2 Из последовавшего за ними поколения теоретиков (также повлиявших на мои взгляды) можно назвать такие имена как Джейн Левинджер, Джон Бротон, Отто Кернберг, Жак Лакан, Хайнц Кохут, Маргарет Малер, Джеймс Мастерсон, Роберт Киган и Сузанна Кук-Гройтер (мы будем обсуждать и других исследователей).
Эриксон, исходя из традиционного психоаналитического подхода, настолько углубил и расширил психоаналитические понятия, что это, фактически, помогло разрушению психоаналитического редукционизма. Его «психосоциальные стадии», идущие от рождения через юность к старости, были с симпатией восприняты не только неспециалистами, но и многими другими исследователями — он, несомненно, обнаружил нечто важное. В схеме Эриксона, которая весьма напоминает «семь возрастов человека», выделяются семь или восемь основных возрастов (или этапов) жизни человека (см. таблицу 4а). Созвучно истине, которая уже начинала вырисовываться в исследованиях Болдуина и Пиаже (и которая была ясно видна в идеях немецкого идеализма, сильно повлиявшего на них обоих), на каждом этапе развития перед человеком предстает другой мир — с другими потребностями, другими задачами, другими дилеммами, другими проблемами и патологиями. Вместо сведения всех жизненных проблем к чему-то, что пошло не так на раннем этапе жизни (или в первом возрасте) человека (биографический редукционизм), в этой схеме имеются шесть или семь других возрастов человека, ничуть не менее, а иногда и более важных. Высшие этапы в схеме Эриксона не были надличностными в полном смысле этого слова (зачастую они представляли собой горизонтальное развертывание личностного развития);3 и все же, после Эриксона больше уже нельзя было с такой легкостью сводить все значимые события жизни человека к раннему возрасту.
Клэр Грейвз был одним из первых (наряду с Болдуином, Дьюи и Маслоу), кто показал удивительную применимость схемы развития в широком спектре областей: от бизнеса до государственного управления и образования. Грейвз предложил глубокую и элегантную систему человеческого развития, которую последующие исследования лишь уточнили и подтвердили, а не опровергли. «Говоря вкратце, я полагаю, что психология зрелого человека представляет собой развертывающийся, творческий, возвратно-поступательный и спиральный процесс, этапы которого отмечены все большим подчинением старых систем поведения более низкого порядка новым системам более высокого порядка по мере того как меняются экзистенциональные проблемы человека. Каждый последующий этап, волна или уровень экзистенции — это состояние, через которое люди проходят на своем пути к другим состояниям бытия. Когда человек сосредоточен в одном состоянии экзистенции», — то есть, когда центр тяжести самости находится вблизи данного уровня сознания, — «его психология специфична для этого состояния. Его чувства, мотивации, этика и система ценностей, биохимия, степень активации нервной системы, система научения, системы убеждений, понятие душевного здоровья, представления о том, что такое душевная болезнь и как ее следует лечить, концепции и предпочтения в сфере менеджмента, образования, экономики и политической теории и практики — все они соответствуют этому состоянию».4
Грейвз обрисовал около семи основных «уровней или волн человеческой экзистенции»: от аутического, магического и анимистического, через социоцентрический/конвенциональный, к индивидуалистическому и интегрированному, как показано в таблице 4в. Как и многие другие западные исследователи, он не признавал существования высших (надличностных) уровней, однако внес весомый вклад в исследование до-личностной и личностной сфер.
Следует помнить о том, что практически все концепции этапов развития — от Маслоу и Джейн Левинджер до Роберта Кигена и Клэра Грейвза — основываются на больших объемах исследований и эмпирических свидетельств. Это не просто гипотезы или умозрительные теории; каждый пункт этих концепций опирается на значительное количество тщательно проверенных данных. Модели многих из упоминаемых мной теоретиков этапов развития (таких, как Пиаже, Левинджер, Маслоу и Грейвз) были проверены в странах Первого, Второго и Третьего мира (как мы видели в случае Пиаже). То же можно сказать и о модели Грейвза; на сегодняшний день она была проверена на более чем пяти тысячах индивидов во всем мире, и при этом не было найдено сколько-нибудь значимых отклонений от его схемы.5
Конечно, это вовсе не значит, что любая из этих схем описывает всё, или хотя бы большую часть всего. Все они являются, как я уже говорил, частичными фотоснимками великой Реки Жизни, и все они полезны при рассмотрения Реки по определенным углом зрения. Это не мешает другим снимкам быть столь же полезными и не означает, что эти снимки нельзя уточнить дальнейшими исследованиями. Это лишь означает, что любая психологическая модель, которая не включает в себя эти снимки, не может считаться действительно интегральной моделью.
Исследования Грейвза были продолжены, уточнены и значительно расширены Доном Беком. Книга «Спиральная динамика», написанная им в соавторстве со своим коллегой Кристофером Коуэном (они основали Национальный Центр Ценностей), является великолепным применением принципов развития вообще (тех, что предложены Грейвзом, в частности) к широкому спектру социокультурных проблем. Бек и Коуэн, отнюдь не будучи «кабинетными учеными», участвовали в дискуссиях, которые положили конец системе апартеида в Южной Африке (а затем, используя те же принципы развития, разработали «стратегию сердец и умов» для сборной команды Южной Африки по регби, которая в 1995 году выиграла Кубок Мира). Принципы Спиральной динамики оказались весьма плодотворными для реорганизации бизнеса, возрождения маленьких городков, совершенствования систем образования и снижения напряженности в городских гетто. Бек и Коуэн достигли такого необычайного успеха, потому что смогли привнести в мир, потерявшийся в плюралистическом релятивизме, ясность — и реальность — динамической теории развития.
Ситуация в Южной Африке служит великолепным примером того, почему концепция уровней развития (каждому из которых соответствуют свои собственные мировоззрение, системы ценностей и потребности) может на самом деле значительно уменьшить и даже снять социальную напряженность, а не усугубить её (как часто заявляют критики). С точки зрения Спиральной динамики процесс развития проходит через восемь «матриц ценностей» или глубинных структур: инстинктивную (уроборическую), анимистически-каббалистскую (тифоническую-магическую), богов силы (магически-мифическую), абсолютистско-религиозную (мифическую), индивидуалистическую-достигающую (рационально-эгоическую), релятивисткую (раннюю зрительно-логическую), систематически-интегративную (среднюю зрительно-логическую) и глобально-холистическую (позднюю зрительно-логическую), как показано в таблице 4б. Это не жестко зафиксированные уровни, а текучие волны, которые в значительной степени перекрываются и переплетаются друг с другом, в результате образуя сеть или динамическую спираль развертывания сознания.
Типичный благонамеренный либеральный подход к разрешению социальной напряженности состоит в том, чтобы считать все ценности равными, а затем постараться добиться выравнивания или перераспределения ресурсов (денег, прав, имущества, земли), оставляя ценности нетронутыми. Типичный консервативный подход сводится к навязыванию своих конкретных ценностей всем остальным людям. Подход с позиции развития исходит из понимания того, что существуют многие различные ценности и мировоззрения; что некоторые из них более сложны, чем другие; что многие проблемы одного этапа развития можно разрешить лишь путем эволюции на более высокий уровень и что окончательно достичь социальной справедливости можно лишь признавая эту эволюцию и способствуя ей. Более того, если мы признаем, что все эти «матрицы ценностей» потенциально доступны каждому индивиду, становится понятно, что причины социальной напряженности связаны не с цветом кожи, экономическим положением или политическим влиянием, а с типом мировоззрения, исходя из которого действует человек, группа людей, клан, племя, деловой мир, правительство или страна. Как говорит Бек: «Суть не в типах людей, а типах (мировоззрения. — Ред.) у людей». Это устраняет из рассмотрения цвет кожи и позволяет сосредоточиться на подлинно основополагающих факторах (связанных с развитием ценностях и мировоззрениях), порождающих социальную напряженность, и именно это смогло помочь разрушению апартеида в Южной Африке.6
(Мы еще вернемся к Беку в конце этой главы и рассмотрим несколько захватывающих примеров, так что если сами эти разделы о развитии самости кажутся сухими и абстрактными, можно надеяться, что их оживят многочисленные примеры и приложения).
Впечатляющая работа Джейн Левинджер была сосредоточена на развитии эго (см. таблицу 4а); она способствовала формированию точных представлений в этой области и вызвала взрыв дальнейших исследований развития. Левинджер обнаружила, что развитие эго (непосредственной самости) проходит примерно через десять четко различимых этапов, названия которых хорошо передают их содержание: аутический, симбиотический, импульсивный, самозащитный, конформистский, сознательно-конформистский, совестливый, индивидуалистический, автономный и интегрированный. На настоящий момент ее исследования были воспроизведены в нескольких различных культурах и продолжают получать самую широкую поддержку. Сюзанна Кук-Гройтер уточнила и расширила исследования Левинджер, и сформулировала собственную оригинальную и важную модель развития самости (см. таблицу 4в).7
Работы Роберта Кигана в области психологии развития (см. таблицу 4в), судя по всему, заслужили всеобщее признание (к которому присоединяюсь и я). Его обсуждение широкого спектра проблем развития отличается проницательностью, точностью, чуткостью и неподдельной заинтересованностью. На мой взгляд, подход Кигана особенно важен, поскольку он так четко объясняет природу включения (отождествления) и дистанцирования (превос-хождения), которыми отмечена каждая основная волна развития самости. Его книги «Эволюционирующая самость» и «Расти над собой»* показывают, почему так важен подход с позиции развития (и почему идеи Кигана так всем нравятся).
Хуан Паскуаль-Леоне привносит в исследования психологии развития так необходимую им европейскую (герменевтическую, феноменологическую, диалектическую) ориентацию, соединяя работы Пиаже, Ясперса, Гуссерля, Шелера, Мерло-Понти и Хайдеггера (повлиявшего и на формирование моих взглядов) — а также свои чрезвычайно оригинальные формулировки — в убедительную систему динамической диалектики (см. таблицы 3б и4б).8
Я полагаю, что исследования Джона Бротона также имеют огромное значение, особенно в части описания стадий развития самости и ее эпистемологии (см. таблицу 4а). Вслед за Джеймсом Марком Болдуином, Бротон не только проделал ряд важных исследований, но и предложил несколько очень нужных теоретических обобщений, уравновешивающих узость традиции Пиаже.9
В числе исследователей, которые прослеживают процесс развития до надличностных сфер, можно назвать Рудольфа Штайнера (см. таблицу 4б), Майкла Уошберна (Washburn) (см. таблцу 4а) и Дженни Уэйд (Wade) (см. таблцу 4а); уровни Стэна Грофа показаны в таблице 2а.10 Штайнер (1861—1925) был выдающимся первопроходцем (во время «периода зарождения психологии», связанного с именами Фехнера, Юнга, Джеймса и многих других) и одним из самых разносторонних визионеров в психологии и философии своего времени. Он основал антропософию и был автором более двух сотен книг по практически всем возможным вопросам.11 Майкл Уошберн представил очень чистую версию романтического взгляда на высшее развитие как повторное обретение ранее утраченных потенциальных возможностей; а Дженни Уэйд, которая является одним из наиболее компетентных представителей психологии развития нашего времени, дала превосходный обзор развертывания восьми основных волн сознания, охватывающих весь его спектр.
И снова, хотя между этими теоретиками стадий развития существует много различий, нельзя не заметить и многие глубокие аналогии. Сами названия, которые эти исследователи давали стадиям развития, говорят сами за себя. Вот какую картину можно нарисовать, используя только терминологию теоретиков, перечисленных в таблицах 4а-в: Сознание начинает свое развитие, будучи, по большей части, замкнутым на себя (аутичным) и не отделяющим себя от материального мира. Затем оно дифференцирует свою телесную самость от материального окружения и проявляется как инстинктивная, импульсивная самость, все еще магически и анимистически связанная с окружающей средой и все еще борющаяся за эгоцентрическое владычество над ней. Когда начинает возникать концептуальный ум, он дифференцируется от тела и, таким образом, самость добавляет к своим чувственным способностям все больше ментальных способностей и, значит, начинает переходить от нарциссической позиции первого лица, сосредоточенной на безопасности/уверенности/власти на более широкие межличностные, групповые и социальные орбиты.
По мере того как появляются нормативное мышление и способность ставить себя на место других людей, эгоцентрическое уступает месту социоцентрическому, с его поначалу конформистскими и конвенциональными ролями, мифически-абсолютистскими убеждениями и зачастую авторитарным образом действий. Дальнейший рост сознания освобождает самость от ее включенности в социоцентрические и этноцентрические модусы и открывает ее к формальному, универсальному, мироцентрическому постконвенциональному осознаванию, что соответствует чрезвычайному расширению сознания, модусы которого начинают становиться подлинно глобальными.
Эта постконвенциональная позиция углубляется в ходе постформального развития, которое, по единодушному мнению большинства исследователей, проходит через релятивистический индивидуализм (в котором вера в плюрализм тяготеет к изолированному гипериндивидуализму) к глобальному холизму (который переходит от плюрализма к универсальной интеграции), так что личное «Я» становится в большей степени подлинно интегрированной, автономной самостью. Я называю это кентавром. «Кентавр» — это термин, которым Эриксон обозначал состояние зрелой интеграции ума-и-тела, где «человеческий ум» и «животное тело» составляют гармоническое единство. Мы можем сказать, что это самая высшая из личностных областей, за пределами которой находятся более надличностные стадии развития.
Если сознание продолжает двигаться по эволюционной спирали развития за пределы кентавра, оно может устойчиво входить в надличностные, пост-постконвенциональные сферы (психическую, тонкую, каузальную и недвойственную). К числу немногих современных западных ученых, которые изучали эти высшие уровни, принадлежат Иоганн Фихте, Фридрих Шеллинг, Георг Гегель, Артур Шопенгауэр, Анри Бергсон, Фридрих Ницше, Карл Юнг, Мартин Хайдеггер, Карл Ясперс, Эдмунд Гуссерль, Густав Фехнер, Генри Джеймс мл., Ральф Уолдо Эмерсон, Рудольф Штайнер, Владимир Соловьев, Йосайя Ройс, Анни Безант, Фредерик Майерс, Николай Бердяев, Олдос Хаксли, Эрих Фромм, Роберто Асаджиоли, Джеймс Марк Болдуин, Уильям Джеймс и Абрахам Маслоу.12
 
Моральные нормы и точки зрения
(Таблицы 5а-в)
 
Каждый раз когда центр тяжести самости отождествляется с новой и более высокой базовой волной в развертывании Великого Гнезда, она обретает не только новое ощущение самотождественности, но и новое и более высокое мировоззрение, с более широким и более всесторонним набором моральных представлений и точек зрения, многие из которых перечислены в таблицах 5а-в.
Ведущую роль в этой области сыграл Лоренс Кольберг (см. таблицу 5а), чьи работы, основывающиеся на исследованиях Болдуина, Дьюи и Пиаже, показали, что моральное развитие проходит через шесть или семь стадий (от доконвенционального к конвенциональному, постконвенциональному и пост-постконвенциональному). Индивид начинает свое развитие, будучи аморальным и эгоцентричным (правильно «то, чего я хочу»), переходит к социоцентризму (правильно «то, чего хочет группа, племя, страна») и затем переходит к постконвенциональной стадии (то, что справедливо для всех людей, независимо от расы, цвета кожи и вероисповедания). Высший (седьмой) этап морального развития в концепции Кольберга — «универсально-духовный» (пост-постконвенциональный).
Дейдра Кремер (см. таблицу 5а), дала убедительный обзор развития мировоззрений (от до-формального к формальному, плюралистическому и интегральному). Китченер и Кинг сделали важную и влиятельную работу по развитию рефлективного суждению (от репрезентации к релятивизму и к синтезу; см. таблицу 5а). Работа Уильяма Перри, посвященная социальным точкам зрения, которые развиваются от жестко дуалистических к релятивистски-плюралистичным и далее к идейно-синтетическим (таблица 5а), была с одобрением встречена другими исследователями и особенно высоко оценена студентами колледжей, поскольку она с чрезвычайным вниманием и тактом описывает их тревожное развитие. Исследования ролевого отождествления, проведенные Робертом Селманом, прояснили важнейшие аспекты развития самости и ее межличностных способностей (таблица 5в). Кэрол Джиллиген (см. таблицу 5в) описала иерархию морального развития у женщин (от «эгоизма» к «заботе» и «универсальной заботе»; это еще один вариант развития от эгоцентризма к социоцентризму и мироцентризму). Работа Джиллиген оказала огромное влияние на массовую культуру именно потому, что была ей неправильно понята (как подразумевающая, что только мужчины проходят через иерархические стадии развития; идея о том, что женское развитие не является иерархическим, стало одним из самых влиятельных культурных мифов последних двух десятилетий). Уровни действия-исследования, описанные Торбертом, оказались особенно полезными в бизнесе (см. таблицу 5а). Работа Бланшара-Филдса предлагает значимый обзор эволюции точек зрения от эгоцентрических к множественным и интегративным (см. таблицу 5а). Моральные позиции, описанные Джоном Ролзом, образуют восходящую иерархию (см. таблицу 5в), так же, как стадии Блага по Черил Армон (см. таблицу 5б) и структуры моральных характеров в важной работе Хоуи (см. таблицу 5в).13
Другими словами, все эти теории разделяют общий взгляд на моральные позиции и точки зрения, считая, что они развиваются от доконвенциональных к конвенциональным и постконвенциональным (и пост-постконвенциональным) — это еще один довод в пользу существования Великого Гнезда и его зачастую универсальных потоков.14 Тем не менее, следует подчеркнуть, что эти различные потоки развития самосознания все равно остаются относительно независимыми. Например, результаты исследований продолжают наводить на мысль, что когнитивное развитие является необходимым, но не достаточным для межличностного развития, которое необходимо, но не достаточно для развития представлений о Благе.15 Это еще раз подчеркивает тот факт, что хотя большинство индивидуальных линий развития претерпевают последовательное холархическое развертывание, для общего развития это не характерно.
 
Возражения
 
Одно из критических замечаний, постоянно выдвигаемых сторонниками плюралистистического релятивизма, сводится к тому, что любым концепциям этапов развития — например, предложенным Кольбергом или Левинджер — присущи евроцентризм и тенденция к маргинализации и дискриминации по половому признаку. Это важные обвинения, однако в течение последних полутора десятилетий эти критические замечания были тщательно расследованы и, по большей части, оказались необоснованными. Так, например, утверждалось, что концепция этапов морального развития Кольберга предвзято относится к женщинам. «В данный момент мало что подтверждает точку зрения, будто теория Кольберга предвзято подходит к женщинам», говорится в весьма уважаемом учебнике «Личное и социальное развитие». «Равно как и нет убедительных доказательств того, что женщины проходят иной путь морального развития, нежели мужчины, и в большей степени акцентируют мораль заботы. В действительности, существуют доказательства обратного: рассуждая о моральных дилеммах реальной жизни, с которыми они сталкиваются, и мужчины и женщины касаются вопросов сострадания и межличностной ответственности не реже или даже чаще, чем вопросов закона, справедливости и индивидуальных прав» (курсив оригинала). Короче, «Исследования так и не смогли доказать, что теория Кольберга предвзято подходит к женщинам».16
Ну а как насчет того упрека, что исследования Кольберга касаются, главным образом, Европы и страдают западным предубеждением, которое маргинализирует другие культуры? «Аналогичные результаты дали исследования, проведенные в Мексике, на Багамских островах, на Тайване, в Индонезии, Турции, Гондурасе, Индии, Нигерии и Кении... Поэтому представляется, что описанные Кольбергом уровни и этапы морального развития представляют собой «универсальные» структуры... [и] эти моральные этапы действительно образуют инвариантную последовательность».17 Еще один исследователь так резюмирует имеющиеся свидетельства: «Всесторонний обзор межкультурных исследований приводит к мысли, что теория и метод Кольберга культурно-беспристрастны и действительно отражают моральные проблемы, нормы и ценности, актуальные для других культур. Более того, эти данные подтверждают критерии развития, подразумеваемые его стадийной моделью, [оказывая] впечатляющую поддержку его теории развития и ее нерелятивистской позиции...».18
Я бы сказал, что теории этапов, подобные той, что выдвинул Кольберг, продемонстрировали свою нерелятивистскую позицию именно потому, что эти этапы проходят по волнам нерелятивистской Великой Холархии — от доконвенциональной к конвенциональной волне, постконвенциональной и пост-постконвенциональной волнам. Эти волны текут в морфогенетическом поле и пространстве развития, простирающемся от неживой материи до сверхсознательного духа, в то же время на каждом этапе оставаясь полностью обоснованными в том Духе, который представляет собой сущность и таковость всего бытия.
 
Спиральная динамика:
пример волн бытия
 
Вернемся теперь к Спиральной динамике и кратко рассмотрим один вариант потоков самосознания и волн их развертывания. Помните, что это просто одна серия фотографий Великой Реки; в действительности, существует множество разных потоков, которые относительно независимо проходят через базовые волны; и человек может одновременно находиться на разных волнах в их различных потоках (как показано на интегральной психограмме, рис. 2 и 3). Модель Спиральной динамики не включает в себя состояния сознания и не охватывает более высокие, надличностные волны сознания.19 Однако в границах охватываемой ей территории она дает очень полезную и элегантную модель самости и ее путешествия через то, что Клер Грейвз назвал «волнами бытия».
Рис. 4. Диаграмма Грейвза: Холоны Возрастающего Развития
 
Бек и Коуэн (которые сохраняют полную верность системе Грейвза) обозначают эти уровни само-бытия как матрицы ценностей (ЦМАТРИЦЫ, VMEMES). Каждая ЦМАТРИЦА — это одновременно психологическая структура, система ценностей и стиль адаптации, которые могут выражаться множеством способов, от мировоззрений до манеры одеваться и до форм государственного управления. Различные ЦМАТРИЦЫ, в определенном смысле, представляют собой «разные миры», доступные самости в ходе ее развития по великой спирали бытия под действием как ее собственной динамики, так и меняющихся условий жизни. И каждая ЦМАТРИЦА — это холон, который превосходит и включает в себя своих предшественников — это развитие как расширение охвата. На рис. 4 я привожу «Диаграмму Грейвза», которую он сам использовал для иллюстрации этого «матрёшечного» включения (которое мы бы назвали холархией).
Бек и Коуэн используют разные названия и цвета для обозначения разных уровней мира самости, число которых составляет от восьми до девяти. Но это не просто проходящие фазы в развертывании замости; они представляют собой постоянно доступные способности и стратегии адаптации, которые, коль скоро они возникли, могут активироваться при соответствующих условиях жизни (например, инстинкты выживания могут активироваться в чрезвычайных ситуациях; способности связывания могут активироваться в близких отношениях между людьми и так далее). Более того, по словам Бека: «Спираль является беспорядочной, а не симметричной, и состоит из многообразных смесей, а не чистых типов. Они образуют мозаики, сетки и гибриды».20
Первые шесть уровней — это «уровни существования», для которых характерно «мышление первого уровня». Затем происходит революционный сдвиг в сознании: появляются «уровни бытия» и «мышление второго уровня. Вот краткое описание всех восьми волн, доли населения мира, находящегося на каждой волне, и доля общественной власти и влияния, которыми обладает каждая из этих групп.21
Бежевый цвет: Архаически-инстинктивный уровень. Уровень физического самосохранения. Приоритет отдается пище, воде, теплу, сексу и безопасности. Инстинкты и навыки используются только для выживания. Отдельная самость едва пробуждается. Для продолжения жизни формируются группы выживания.
Где наблюдается: В первобытных сообществах, у новорожденных младенцев, при старческом слабоумии, на последней стадии болезни Альцгеймера, у психически больных бездомных, при массовом голодании, при военном неврозе. 0,1 % взрослого населения земного шара, 0% власти.
Пурпурный цвет: Магически-анимистический уровень. Мышление по преимуществу анимистического типа; землю переполняют злые и добрые магические духи, которые оставляют за собой благословения, проклятия и колдовские чары, определяющие все события. Общности формируются по типу этнических племен. Духи предков связывают племя воедино. Политические связи устанавливаются в соответствии с принципом кровного и племенного родства. Этот уровень выглядит «холистическим», но на деле является «атомистическим»: «есть название для каждого изгиба реки, но нет названия для самой реки».
Где наблюдается: Верования в злое колдовство, наподобие культа вуду, кровные клятвы, кровная месть, талисманы удачи, семейные ритуалы, этнические магические верования и предрассудки; распространен в условиях Третьего мира, в бандах, спортивных командах и корпоративных «кланах». 10% населения Земли, 1% власти.
Красный цвет: уровень богов силы. Первое появление самости, отдельной от племени — могущественной, импульсивной, эгоцентрической, героической. Мифические духи, драконы, чудовища и богатыри. Феодальные властители защищают своих подданных в обмен на их верность и труд. Основа феодальных империй — сила и слава. Мир видится как опасные джунгли, полные опасностей и хищников. Герой покоряет силой, побеждает хитростью и подчиняет; в полную меру наслаждается собой, не ведая сожаления и раскаяния.
Где наблюдается: «Ужасная раздвоенность», бунтующая молодежь, менталитет «переднего края», феодальные королевства, эпические герои, герои «а ля Джеймс Бонд», солдаты удачи, неистовые рок-звезды, Атилла, Повелитель Мух. 20% населения Земли,
Синий цвет: Конформистский Стандарт. В жизни есть смысл, направление и цель, и все определяется всемогущим Другим или Порядком. Этот праведный Порядок насаждает кодекс поведения, основанный на абсолютистских и неизменных понятиях «правильного» и «неправильного». Нарушение кодекса или правил влечет за собой суровое, возможно, вечное наказание. Соблюдение кодекса приносит вознаграждение за праведность. Основа древних наций (цивилизаций). Жесткая социальная иерархия; патернализм; существует один и только один правильный образ мышления обо всем. Закон и Порядок; импульсивность контролируется посредством вины; буквалистские и фундаменталистские убеждения; все общее повиновение и подчинение Порядку. Часто бывает «религиозным» (в смысле мифического-членства; Грейвз и Бек называют этот уровень сакрально/абсолютистским»), но может быть и светским или атеистическим Порядком или Миссией.
Где наблюдается: Пуританская Америка, конфуцианский Китай, викторианская Англия, описанная Диккенсом, сингапурская дисциплинированность, кодексы чести и рыцарства, исламский фундаментализм, молодежные скаутские организации, «моральное большинство», патриотизм. 40% населения Земли, 30% власти.
Оранжевый цвет: Научный Прогресс. На этой волне самость «спасается» от «стадного менталитета» синего уровня и ищет истину и смысл с индивидуалистической точки зрения — гипотетико-дедуктивной, экспериментальной, объективной, механистической, операциональной — типично «естественнонаучной». Мир представляется рациональной и хорошо смазанной машиной, функционирующей в соответствии с естественными законами, которые можно изучить и освоить, а затем манипулировать ими в собственных целях. Ориентирован на личный успех и карьеру, которые (особенно в Америке) понимаются, прежде всего, как получение материальных благ. Научные законы управляют политикой, экономикой и событиями жизни человека. Мир подобен гигантской шахматной доске, на которой разыгрываются сложные партии, и победители властвуют над побежденными. Рыночные бизнес-альянсы; эксплуатация природных ресурсов ради достижения стратегического преимущества. Основа корпоративных государств.
Где наблюдается: эпоха Просвещения, Уолл Стрит, Ривьера, нарождающийся средний класс во всем мире, индустрия косметики, спортивная охота, колониализм, холодная война, индустрия моды, материализм, либеральный индивидуализм. 30% населения Земли, 50% власти.
Зеленый цвет: Восприимчивая Самость. Идеалы общности, связи между людьми, осознание экологических проблем, «сетевое» мышление. Человеческий дух должен освободиться от алчности, догматизма и разобщенности; чувства и взаимный интерес преобладают над холодной рациональностью; забота о земле, жизни, Гее. Противостояние иерархии; установление горизонтальных связей. Проницаемая самость, соотносительная самость, групповое взаимодействие. Акцент на диалоге и взаимоотношениях. Основа коллективных сообществ (т. е. свободно выбираемых групп, основанных на общности чувств и мнений). Решения принимаются путем соглашения и достижения общего мнения (оборотная сторона: бесконечная «переработка» и неспособность приходить к решению). Обновленная духовность, гармония, обогащение потенциальных возможностей каждого человека. Сильный эгалитаризм, антииерархизм, плюралистические ценности, социальное конструирование реальности, разнообразие, многокультурность, релятивистические системы ценностей; это мировоззрение часто называют плюралистическим релятивизмом. Субъективное, нелинейное мышление; большая степень аффективного тепла, чуткости и заботы о Земле и всех ее обитателях.
Где наблюдается: Движение глубинной экологии, постмодернизм, голландский идеализм, психотерапия Карла Роджерса, канадская система здравоохранения, гуманистическая психология, теология освобождения, экуменическое движение (Всемирный Совет Церквей), Гринпис, движение за защиту прав животных, экофеминизм, постколониализм, Фуко/Деррида, политкорректность, движения в защиту разнообразия, защита прав человека, экопсихология. 10% населения Земли, 15% власти.
С завершением зеленой матрицы человеческое сознание готовится к квантовому скачку к «мышлению второго порядка». Клэр Грейвз называл это «важнейшим скачком», которым преодолевается «невероятный по глубине своего значения разрыв». По существу, обладая сознанием второго порядка, человек может мыслить как вертикально, так и горизонтально, используя и иерархии и гетерархии; он впервые может живо охватить умом весь спектр внутреннего развития и, таким образом, понимать, что каждый уровень, каждая матрица и каждая волна имеет решающее значение для здоровья всей спирали развития.
Я бы сказал, что, поскольку каждая волна представляет собой «превосхождение и включение в себя», то она является фундаментальной составляющей всех последующих волн, и значит следует лелеять и принимать каждую волну. Более того, каждая волна сама может быть активирована или повторно активирована, если того требуют жизненные обстоятельства. В экстремальных ситуациях мы можем активировать красные силы побуждения; в ответ на хаос нам, возможно, потребуется активировать синий порядок; при поисках новой работы нам могут пригодиться оранжевые побуждения к успеху, а в браке и отношениях с друзьями — зеленое близкое связывание.
Но ни одна из этих матриц не способна полностью понимать значение существования других матриц. Каждая из матриц первого порядка считает, что ее мировоззрение — это правильная или наилучшая точка зрения. Если это ставят под сомнения, она реагирует отрицательно; всякий раз, когда ей угрожают, она яростно сопротивляется, используя доступные ей средства. Синему порядку очень неприятны и красная импульсивность и оранжевый индивидуализм. Оранжевый успех считает, что синий порядок предназначен для дураков и неудачников, а зеленое связывание слабо и несущественно. Зеленый эгалитаризм терпеть не может превосходства и ранжирования ценностей, «больших картин» и всего, что выглядит авторитарным, и потому остро реагирует на синее, оранжевое и все, что идет после зеленого.
Все это начитает меняться при возникновении мышления второго порядка. Так как сознание второго круга полностью осведомлено о внутренних стадиях развития — даже если оно и не может их четко выделить — оно отступает назад и схватывает общую картину и, таким образом, понимает необходимую роль, которую играют все разнообразные матрицы. Используя то, что мы бы назвали зрительной логикой, осознание второго порядка мыслит в категориях всей спирали бытия, а не только категориями любого отдельно взятого уровня.
Там, где зеленая матрица использует раннюю или начальную зрительную логику для постижения многочисленных разнообразных систем и контекстов, существующих в разных культурах, мышление второго порядка идет дальше и начинает соединять эти плюралистические системы в интегральные и холистические спирали и холархии (Бек и Коуэн сами говорят, что мышление второго уровня оперирует с «холонами»). Эти холархии включают в себя как внутренние, так и внешние уровни развития, и в вертикальном, и в горизонтальном измерениях, что приводит к многоуровневому, многомерному, высоко холоархическому воззрению.
В мышлении второго порядка можно выделить две основных волны (соответствующие тому, что мы бы определили как средний и поздний зрительно-логические уровни).
Желтый цвет: Интегративный. Жизнь — это калейдоскоп естественных иерархий [холархии], систем и форм. Наивысший приоритет имеют гибкость, спонтанность и функциональность. Различия и множественность могут интегрироваться во взаимозависимые, естественные потоки. Там, где это уместно, эгалитаризм дополняется естественными степенями превосходства. Знания и компетентность должны иметь более важное значение, чем ранг, власть, статус или групповая принадлежность. Преобладающий мировой порядок является результатом существования разных уровней (матриц) реальности и неизбежных паттернов движения вверх и вниз по динамической спирали. Хорошее государственное управление облегчает подъем социальных структур через уровни возрастающей сложности (вложенную иерархию).
Бирюзовый цвет: Холистический. Универсальная холистическая система, холоны/волны интегративных энергий; объединение чувств со знанием [кентравр]; множество уровней переплетаются в единую сознательную систему. Всеобщий, но живой и осознанный порядок, не основывающийся на внешних правилах (как на синем уровне) или групповых связях (как на зеленом уровне). «Великое объединение» возможно в теории и в действительности. Иногда вызывает возникновение новой духовности как сети всего сущего. Бирюзовое мышление использует всю спираль; видит множественные уровни взаимодействия; замечает обертоны, мистические силы и всепроникающие текучие состояния, пронизывающие любую организацию.
Мышление второго порядка: 1% населения Земли, 5% власти.
Поскольку всего 1% населения Земли характеризуются мышлением второго порядка (и всего 0,1% находятся на бирюзовом уровне), сознание второго круга встречается относительно редко, поскольку оно в данный момент является «передним краем» коллективной эволюции человечества. Бек и Коуэн приводят множество примеров, от концепции ноосферы Пьера Тейяра де Шардена до роста влияния трансперсональной психологии, и делают вывод, что мышление второго уровня начинает встречаться все чаще — а на горизонте видны еще более высокие уровни.
В то же время, можно заметить, что мышлению второго порядка приходится возникать на фоне значительного сопротивления со стороны мышления первого порядка. На самом деле, как мы увидим в главе 13, вариант постсовременной зеленой матрицы уже активно боролся с возникновением более интегративного и холархического мышления. (Кроме того, представители этой матрицы, фактически, предали анафеме во всех университетах исследования развития, которые зависят от мышления второго порядка. Именно поэтому исследователей, представленных в этой книге (и в таблицах), по любым критериям можно считать героями и героинями, которым приходилось вести свою работу в чрезвычайно враждебном окружении). И все же, как указали Грейвз, Бек и Коуен, без мышления второго порядка человечество обречено оставаться жертвой глобального «аутоиммунного заболевания», где различные матрицы борются друг с другом в попытках добиться верховенства.
И в то же время, второй порядок возникает именно из большого фонда зеленых (и иногда оранжевых) матриц.22 Именно из плюралистических точек зрения, освобождаемых зелеными матрицами, строятся холистические сети. Поэтому эта книга — приглашение тем представителям зеленого уровня, которые готовы двигаться дальше, не отказываясь от этого уровня, но обогащая его.
 
Горизонтальные типологии
 
И, наконец, несколько слов о «горизонтальных» типологиях, наподобие психологических типов Юнга, эннеаграммы, системы Майерса-Бриггса и т. п. По большей части, это не вертикальные уровни, этапы или волны развития, а скорее разные типы ориентаций, возможных на каждом из различных уровней. Некоторые люди считают эти типологии очень полезными для понимания самих себя и других. Но следует отдавать себе отчет в том, что эти «горизонтальные» типологии имеют фундаментально иную природу, чем «вертикальные» уровни — последние представляют собой универсальные стадии, через которые люди проходят в нормальном процессе развития, тогда как первые — это типы личностей, которые могут встречаться — или не встречаться — на любой из этих стадий.
Например, мы видели, что когнитивное развитие проходит через сенсомоторную, до-операционную и конкретно-операционную стадии, ведущие к формальной. Согласно имеющимся данным, из этого порядка прохождения стадий нет существенных исключений. Таким образом, мы можем с достаточной уверенностью включать эти и другие подобные стадии в любую интегральную психологию. Но у нас нет такой уверенности в отношении горизонтальных типологий. Они всего лишь очерчивают некоторые их возможных ориентаций, которые можно найти или не найти на любой из стадий, и потому их включение в модель основывается в большей степени на личном вкусе и полезности, чем на убедительных доказательствах: та или иная конкретная типология не обязательно подходит для всех людей, в то время как через базовые волны сознания проходят все люди.
Это не значит, что горизонтальные типологии бесполезны; напротив, они могут быть чрезвычайно полезными для самых разнообразных целей. Например, эннеаграмма представляет собой изощренную систему, подразделяющую людей на девять основных типов личностей (реформатор, помощник, мотиватор, индивидуалист, исследователь, лоялист, энтузиаст, лидер, миротворец).23 Чтобы эффективно использовать такие типологии, необходимо сознавать, что эти девять типов личности могут существовать на всех основных уровнях развития сознания.
Так, если использовать пример Спиральной динамики для вертикальных уровней и эннеаграмму для горизонтальных, можно наблюдать, например, 3-й тип личности по эннеаграмме (мотиватор) на пурпурном уровне, красном уровне, оранжевом уровне, зеленом уровне, и так далее. В этом примере девять типов личности на восьми уровнях развития дают нам типологию из семидесяти двух различных типов личности — и вы можете начать понимать, как могла бы выглядеть подлинно многомерная психология!
Но это лишь один пример множества волн и потоков — а также типов, — которые можно обнаружить в великой Реке Жизни. Ничто из них не дает окончательного ответа, но все они могут сообщить нам кое-что важное.
 
Заключение к Части I
 
Волны, потоки и самость. В I Части мы вкратце рассмотрели базовые уровни или волны развития (от материи к телу, к сознанию, к душе и к духу), индивидуальные линии или потоки развития (когнитивную, моральную, самоопределения, мировоззрения, ценностей и т. д.) и самость, которая путешествует по этим волнам и потокам. Мы увидели важность принципа «превосхождения и включения в себя» и, таким образом, необходимость почитать и принимать все волны и потоки Великого Гнезда Бытия.
Но когда мы более внимательно рассматриваем общее развитие сознания, мы не можем не заметить, что, за немногими исключениями, подавляющее большинство современных исследователей не включают в свои модели или даже не признают более высокие, надличностные, духовные уровни. Просматривая таблицы, которые охватывают весь спектр, можно поразиться тому, сколь многие современные исследователи останавливаются где-то вблизи уровня кентавра и зрительно-логического и игнорируют или даже отрицают существование надличностных и трансцендентальных волн сверхсознательного развития.
Хотя и верно, что в до-современную эпоху духовность, по большей части или даже полностью, была магической, мифической и до-операционной, тем не менее, наиболее продвинутые йоги, святые и мудрецы имели доступ к надрациональным, надличностным, трансцендентальным сферам, по-своему и со своей собственной точки зрения принимая и понимая все Великое Гнездо Бытия — от подсознания до самосознания и сверхсознания. Эти редкостные души обладали не только способностью к мышлению второго порядка (как показывают их детальные модели развития; см. главу 12), но и полностью превосходили мыслящий ум в сверхсознательных и надментальных состояниях. И как правило, в своих попытках делать это они опирались на поддержку всей культуры. Именно поэтому мы говорим, что в Великом Гнезде Бытия воплотилась мудрость до-современности. И даже если средний индивидуум не пробуждался к более высоким уровням Гнезда, существовало понимание того, что эти более высокие потенциальные возможности доступны любому, кто желал идти по пути пробуждения, освобождения или просветления. До-современность признавала эти более высокие надличностные духовные сферы, тогда как современность, по большей части, их полностью отрицает.
Что же происходит? Как могло нечто повсеместно признававшееся на одном этапе нашей коллективной истории стать решительно вычеркиваемым на следующем этапе? Это поразительное явление, по-своему, полностью сравнимо с исчезновением динозавров. Самое распространенное представление в человеческой предыстории и истории (а именно, существование какого-то духовного измерения бытия) было объявлено просто грандиозной коллективной галлюцинацией. И этот вывод делался с непререкаемым авторитетом науки и с пылом, обратно пропорциональным его правдоподобию. Духовное измерение торжественно провозглашали всего лишь выражением неудовлетворенных инфантильных потребностей (Фрейд), туманной идеологией для подавления масс (Маркс) или проекцией потенциальных возможностей человека (Фейербах). Таким образом, духовность — это, якобы, глубокое заблуждение, от которого человечество, судя по всему, не могло избавиться в течение примерно миллиона лет, вплоть до недавнего времени, когда всего несколько веков тому назад современность принесла клятву верности эмпирической науке и сразу же решила, что во всем мироздании нет ничего кроме материи, и точка.
Мрачность научной декларации современности просто пугает. В необычайном путешествии от материи к телу, к уму к душе и к духу, научный материализм остановился на самом первом этапе и заявил, что все дальнейшее развитие — это всего лишь фигуры из пыли, пляшущей в воздухе. Он не объяснял, почему эта пыль поднимается прямо вверх и со временем начинает создавать произведения искусства. Вернее, он объяснял это слепой случайностью и слепым отбором, как будто из двух слепых может получиться гениальный художник. Сенсомоторная сфера была провозглашена единственно реальной сферой, и вскоре случилось так, что душевное здоровье стали определять как приспособленность к этой «реальности». Любое сознание, видевшее что-либо помимо материи, очевидно, страдало галлюцинациями.
Эту культурную катастрофу можно адекватно охарактеризовать только словом «ужасающая». И все же, если эти более высокие духовные и надличностные измерения — действительно врожденные потенциальные способности человеческого тела-ума, то даже это широчайшее культурное подавление не будет достаточно сильным, чтобы излечить душу от любопытства и способности удивляться или лишить ее благодати; недостаточно сильным, чтобы скрыть тайну трансценденции, экстаза и освобождения, сияющего Бога и возлюбленной Богини.
Для того чтобы могла существовать подлинно интегральная психология (или любой вид интегральных исследований), необходимо открыто бороться с этим невероятным расколом между до-современностью и современностью — между духовным и материальным. Хотя в современном и пост-современном мире происходит медленное движение в направлении повторного введения какой-то разновидности духовности, тем не менее «официальным» и самым распространенным мировоззрением современного Запада остается научный материализм. И ясно, что у нас не может быть интегрального представления об уровнях сознания, если современность и современная наука отрицают существование большинства из них. Если термин «интегральное» вообще имеет какой-либо смысл, он означает интеграцию, соединение всего, что дано человечеству; и если современность вместо этого упорно отбрасывает все, что было до нее, тогда «интегральный проект» с самого начала обречен на неудачу. В то же время, нет никакой пользы пытаться вернуться «во время оно», как желают романтики, пытаться «воскрешать» прошлое в стремлении «вернуть реальное», ибо современность приносит собственные важные истины и глубокие прозрения, которые также нужно гармонизировать; и, по правде говоря, «время оно» вовсе не было таким уж замечательным.
Если мы хотим двигаться вперед к яркой перспективе интегрального подхода, нам нужно научиться уважать как сильные, так и слабые стороны до-современности и современности. Если мы сумеем найти логически последовательный способ уважать и принимать как древние, так и современные истины, тогда подлинно интегральный подход, возможно, перестанет быть всего лишь красивой мечтой.


* Robert Kegan. The Evolving Self; In Over Our Heads.

 

Back to top

карта сайта