ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

(30-09-2010 15:27) 

Две морали, необходимые мудрецу

Что такое справедливость? Для истинной личности эта проблема важнее вопроса «быть или не быть». Сам факт существования определяет исходный критерий оценки явлений и неизбежность вынесения суждений по ним. В течение многих столетий логическо-историческое «Я» наносило немалый вред человеческой личности, сопровождая его потоками лжи и нападок. От теории естественного права до концепции вечного закона, от эволюционизма до правового релятивизма, от Библии до молодежного движения 1968 года, от египетских фараонов и кодекса Хаммурапи до современных конституций, — во всем прослеживается стремление уничтожить то, что существует ради бытия, в то время как бытие — это единственное, что абсолютно. Все остальное относительно. От детских площадок для игр до академических, парламентских и церковных кафедр и трибун — повсюду раздается: «Это справедливо!», «Это несправедливо!». Еще лет сорок назад любая форма государства изнутри казалась незыблемой. Любая научная концепция в рамках своей системы представлялась непоколебимой. Любая идеология с точки зрения собственных критериев являлась верной. Да и сейчас еще в определенных сообществах можно услышать лозунг: «Вне церкви нет спасения!». Что еще хуже, так это принцип Людовика XIV «Государство—это я!», который супер-эго навязывает человеку каждый раз, когда он ищет точку опоры. Но еще опаснее убеждение в том, что данная система незыблема и что даже солнце над ней никогда не заходит, как говорил о своей империи Филипп II, создатель Инквизиции. Я не собираюсь рассуждать о границах справедливого и несправедливого. Я просто хочу остановиться на образе жизни мудреца, следующего своим путем. Достаточно взглянуть на культуру и средства массовой информации, чтобы увидеть их постоянный отрыв от реальности. Форма подачи материала становится самоцелью и служит наведению глянца на очередной лозунг дня. Отчасти потому, что мастера слова сами ничего не делают (истина делается, а не говорится), отчасти потому, что вся серьезная пресса носит публицистический характер, издательская деятельность сводится к пропаганде сиюминутных мнений кругов, влиятельных в социально-экономическом отношении. Причин этому много, но для меня очевидно то, что происходит осознанная подача утрированной информации с целью вызвать больше эмоций. Это стремление любой ценой привлечь внимание, которое прослеживается в каждом газетном заголовке, можно было бы 'принять за свидетельство плюрализма и крайней демократичности общества, в котором каждый человек имеет абсолютную ценность. Но если каждый имеет право на независимое восприятие явлений и отношение к ним, на чем же основана законность и государственность? Что же в конечном счете справедливо? Справедливым может быть нечто общее, где каждый может найти себя и воспользоваться этим. Все мы происходим из абсолютизированных миров и потом, когда взрослеем, расплачиваемся за это. Помимо миллионов людей, которые приходят в этот мир для жизни, но не для бытия, есть те немногие, которым необходимо найти именно то, что по-настоящему справедливо. Они испытывают потребность в личностном росте, самореализации, становлении в высшем смысле этого слова. Все куда-то идут, но некоторым просто необходимо идти к реальной цели.

Философия и религия уже недостаточны, чтобы найти правильный путь. Причиной этому служат два фактора:

1). Возникает противоречие с законами, существующими в обществе и создающими целую сеть юридических препон. Законы (Конституция, гражданское и уголовное право) регулируют взаимоотношения на основе правил, установленных носителями власти. Эта власть получена ими от большинства. Было бы заблуждением усматривать в юридической справедливости проявление изначального замысла бытия. Если человек хочет добиться в обществе успеха, ему необходимо хорошо знать писаный закон и соответствовать ему независимо от того, справедлив ли он или нет. Любое его действие возможно только в том случае, если оно законно. Подлинная честность не имеет смысла. Поэтому несерьезно говорить о соответствии между вечным законом бытия и законами, существующими в конкретном обществе. Все право основано на договоре и судебном решении, но и то, и другое — отражение произвольного подхода, а не истинной природы вещей. Справедливость понимается как соответствие установленной мере. Из этого следует, что в законе отсутствует последовательность и подлинность. Тем не менее любая деятельность оценивается с юридической точки зрения. Закон следует понимать и выполнять, но он не решает проблемы бытия. Тот же, кто противоречит закону, подвергается насилию и исключается из общественной жизни. Как бы то ни было, закон — это часть нашего воплощения «здесь и сейчас». Закон оправдан как явление временное, а не вечное. Он представляет собой одно из многочисленных проявлений бытия на его пути к Ин-се. Закон — это внешний арбитр, его надо придерживаться, но не принимать близко к сердцу. Его задача — заниматься делами мирскими, а не вечными. Поэтому, согласно критерию человеческого Ин-се, образы и сновидения, характерные для судебных и полицейских служащих, содержат символы, противоречащие жизни.

2). Попытки игнорировать историческо-юридические условности ради вечного закона бытия ведут к гибели тех, кто не играет по общепринятым правилам. Тогда они не способны выполнить свою трансцендентальную функцию. Все мы из одного теста, и изгоя ожидает крест. Было бы разумным, если бы те, кто может помочь миру, остались в нем. Провидение бессильно, если лучшие представители человечества будут, как и раньше, гибнуть и изгоняться. Не стоит добиваться, чтобы распяли еще одного Христа, надо работать и соблюдать существующие правила игры. Если хочешь исправить мир, надо взаимодействовать с ним, выжидая момент, когда можно будет и воздействовать на него, совершенствуя законы и обычаи. Надо сотрудничать с миром, не растворяясь в нем; ползти по нему змеей, оставаясь голубем в сердце. Наша внутренняя чистота нужна нам для вечности, но она смешна служителям системы. Лучшие должны выжить, чтобы продолжить процесс творения. Для мудреца в этом мире необходима двойная мораль. Если человек страдает от противоречия между законом этого мира и законом вечности, значит в нем еще не родился мудрец. Когда он рождается, ему становится понятно, что никакая опасность не может угрожать тому, что вечно.

Back to top

карта сайта